Savanna Legends

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Savanna Legends » Свободная Саванна » Пещера у Озера Ньяса


Пещера у Озера Ньяса

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Небольшая пещера, расположенная рядом с озером Ньяса, расположенном на востоке Саванны. Её не так просто найти из-за густого кустарника, растущего у самого входа.

0

2

Фрея провела очень много времени, прячась в корнях большого раскидистого дерева. Слёзы страха капали по маленьким щёкам малышки. Она чувствовала себя маленькой песчинкой в большой и неизвестной для неё саванны. Фрея тихо всхлипывала, потому что боялась привлечь внимание хищников, которыми был полон этот мир. Ей становилось ещё страшнее, когда она слышала хруст веток или шершание листьев. Мама, где ты? Мне очень страшно. На верхушках деревьев кричали птицы, эти крики заставляли Фрею широко открывать глаза и вглядываться вверх. В эти мгновения её рыдания прекращались. Наверно, потому что страх неизведонного заствлял замирать. Но ведь меня наверно уже ищёт мамочка..я уверена, что она очень беспокоится обо мне. Эта мысль пришла так же быстро, как полёт маленькой птички, который заметила львёнка. Эти мысли ободрили её и она аккуратно поднялась на лапки, которые еле держали её тельце. Она уже сделала шаг на пути к выходу из укрытия, как вдруг у неё резко заурчало в животе. Фрея безнадёжно села. Я хочу есть, мамочка, где же ты? По животу расходилась неприятная, сосущая боль. Львёнка приложила лапу, чтобы как-то усмирить неприятные ощущения, но это несильно помгало. Она уже собиралась вернуться к рыданиям, как вдруг уверенность в том, что её ищут и найдут стала ещё сильнее. Фрея аккуратно поднялась и выглянула из пещеры, слегка зажмурив глаза. Сейчас окрестные деревья, кустарники не выглядили такими жуткими, как 5 минут назад. Львёнка вышла на половину из укромного места и внимательно оглядела незнакомое место, чуть прислушавшись. Но слышно было только крики птиц. Она вышла полностью и присела возле дерева, чтобы если что быстро рвануть в убижище.
- Мамочка.. - тихо прошептала она, вглядываясь в чащу деревьев.

0

3

Танаби уже не один час брел по пескам. Лев изрядно подустал. Ему не часто приходилось так долго идти по изнуряющей пустыни. Три дня пути. Три дня без воды и уже четвертый день без еды. Танаби давно научился переносить чувство голода за время своих путешествий. Когда ты странствуешь, приходиться полагаться лишь только на милость Богов и На удачу.

Саванны сменялись пустынями, пески щедро одаривали путников изнурительным зноем. Редкие реки, бегущие прочь от палящего солнца, скрывались в густых джунглях, полных зелени. Горы попадались крайне редко, за ними почти всегда открывался вид на необъятную Саванну. Когда странствуешь много дней, пейзажи сменяют друг друга так же, как грозовые тучи на закате, разрывающие небо, во время Сезонов Дождей. Они меняются, но неоспоримо повторяются вновь. Такова воля Создателя. Дожди в Саванне из года в год случаются с определенной цикличностью. И было очевидно, что если на Западе начался Сезон Дождей, то в его родных краях верхушки гор уже покрыты белоснежной пеленой.

Других львов он не встречал уже довольно давно. Но это и не удивительно, ведь кто станет жить на землях, покрытых лишь только песками. Еда? Она весьма скудна, редкая змея или ящерица нежились на раскаленных солнцем камнях, но разве это еда для Львов? Танаби хотел как можно быстрее добраться до Саванны. Дожди всегда приходят вслед за изнуряющей жарой. Природа оживает, перерождается, изумляет многообразием зеленых, коричневых, бурых оттенков. А пески только и могли превращаться в грязь от поступи белых лап. Спать под открытым небом в дождь льву тоже не хотелось. Прошлой ночью ему удалось найти одинокую корягу. Возможно, что много много лун назад на этом месте росла акация или баобаб. Но время беспощадно ко всему живому. "Природа кормит тебя, но однажды ты сам накормишь её" - сказал ему один старец. И ведь он был прав. После смерти тела львов истлеют, возвращаясь к земле. Но сейчас лев гнал прочь подобные мысли.

Он заметил впереди деревья. Мелкий кустарник постепенно сменялся деревьями. Лев приближался к Бушу. Если ты странник и у тебя нет собственной пещеры, места в котором можно укрыться от дождя, лучше, чем Буш, не найти. Но подойдя ближе, Танаби понял, как он ошибся. Радовало только одно - пустыня закончилась. Саванна встретила его стадом зебр.

Лев затаился. Обычно он нападал с солнечной стороны. Ведь с его белоснежной шкурой охота всегда давалась не просто. Но сегодня солнца не было. Небо одарила льва хмурыми тучами. Медленно он продвигался вперед, стараясь подкрасться как можно ближе. С зебрами ему всегда было проще, нежели с антилопами. Он был белым, по этому глупые зебры всегда только в последний момент понимали, что перед ними лев. Вот он! Шанс! Рывок! Стремительно лев кинулся вперед, стараясь отбить от стада зебру, которая уже была кем-то ранена. Жесткий удар. Когти вонзились её в жилистое тело. Лев буквально повис на своей добыче. Она рвалась изо всех сил. Ещё мгновение, Танаби удалось сбить её и завалить на землю. Острые зубы сомкнулись на её шее. Теперь он мог вдоволь наесться.

Оглядевшись, он заметил небольшую пещерку, скрытую за кустарником. Это было превосходное место, для того, чтобы отдохнуть и насладиться долгожданное едой. Ухватив тушу покрепче, Танаби волоком потащил её к пещерке. Львенка он заметил не сразу. Она успела юркнуть в пещеру. Танаби остановился только у самого входа
Львенок явно выглядел испуганным - *Прости, юная леди, я вовсе не хотел напугать тебя. Не бойся, я не причиню тебе вреда. * - он старался говорить как можно мягче. Скорее всего в этой пещере она жила со своей семьей. А раз так, у Танаби могли возникнуть неприятности, чего ему вовсе не хотелось - *Ты живешь в этой пещере? С родителями?* - эта встреча, все вышло так случайно. Хотя.. Нет.. Случайностей не бывает, в это Танаби не верил. Оставив свою добычу, Танаби присел, посмотрел на львенка и улыбнулся.

Отредактировано Tanabi (16 октября, 2011г. 16:28:44)

0

4

<--- Охотничьи угодья

Роуз брела по саванне, она совсем выбилась из сил. Ее тело, изнуренное схваткой и долгим переходом, требовало отдыха, но страх гнал львицу вперед, и она упрямо продолжала движение. Она держала путь на север, к реке. Вода смыла бы ее след, и Зарену ничего бы больше не осталось, как отказаться от преследования.
Кровь на шкуре Роуз запелкась, царапины на ее морде немного подсохли, покрылись корочкой, но все еще жгли. Скоро они заживут, но пройдет еще немало времени, прежде чем они зарастут шерстью. Возможно, они так и не исчезнут никогда.
На тяжелых, уставших лапах, мучимая жаждой и голодом, Роуз наконец сдалась и решила остановиться на короткий привал. Она огляделась вокруг, ища взглядом какое-нибудь тенистое место, которое смогло бы укрыть ее от посторонних взглядов. Роуз хорошо ориентировалась в этой местности. Весь прошлый год она в одиночку охотилась здесь, а затем и водила львят, пока трагическая случайность не прервала привычный ход вещей.
Роуз тяжело вздохнула. Она давно потеряла надежду отыскать своих детенышей. Слишком велика была саванна, и слишком много было в ней хищников, которые были бы не прочь поживиться легкой добычей. Гиены все чаще появлялись в этих краях, и львице уже не раз приходилось спасаться от них бегством в зарослях джунглей. Вероятность того, что беспомощное дитя могло выжить в таких условиях, была крайне мала. Роуз хотела бы верить, что в произошедшем не было ее вины, но глубоко в душе она всегда знала, что это не так. Она не уберегла своих львят, и этому не было оправдания.
Растительность поблизости была редкая и скудная, но Роуз, привычная к таким условиям, без труда приметила неподалеку подходящее дерево. Медленным, неторопливым шагом она направилась туда, прилегла в его корнях. Сил на размышления уже совсем не оставалось. Сейчас она желала только одного - забыться на несколько мгновений, выбросить из головы все волнения сегодняшнего дня и заснуть. Она уже начинала проваливаться в дрему, как чуткие уши донесли до ее слуха чей-то шаг, ветер донес львиный запах. Роуз вскинула голову (боль от резкого движения тут же отдалась в затылке), и увидела невдалеке светлый силуэт. Он брел, пока не наткнулся на стадо зебр, затем последовало короткое преследование и стремительная атака, завершившаяся успехом. Львица внимательно наблюдала за самцом, не сводя с него глаз. Ее недавние раны послужили для нее хорошим уроком, и она больше не могла позволить себе опасной беспечности. Когда лев приблизился, таща за собой тушу, Роуз смогла лучше рассмотреть его. Высокий, статный, он отличался от всех особей, виденных ею прежде. Львица насторожилась. Он мог представлять для нее серьезную угрозу.

0

5

Фрея продолжала вглядываться в чащу, её взгляд быстро метался по разным углам, когда она слышала звуки, которые явно её пугали. Мне очень страшно. Но я должна быть сильной, ради мамы. Ведь если я не буду сильной, она не сможет меня найти. Я должна ждать её, не прячась. Львёнка непонятно почему посмотрела в правую сторону, откуда открывался вид на стадо зебр. Наверно из-за испуга Фрея не заметила их, но сейчас её взгляд скользил по полосатым шкуркам копытных. Она непроизвольно облизнулась и в животе предательски заурчало. Юная львица прекрасно знала, что её мама охотилась на таких, но она никогда не видела, как происходит эта самая охота. Внезапно в поле своего зрения она заметила белую точку без полосок, которая притаилась в засаде. Это, что белая зебра? Фрея улыбнулась, но точка резко вскочила и помчалась на зебр, ещё прыжок и белая точка вцепилась в зебру, а потом повалила её, вероятно задушив. Она с испугом наблюдала за атакой какого-то зверя. Ей было очень любопытно, но и страшно. Будто по её желанию белая точка пошла в её сторону, таща свою жертву. Её ближе и юная львица разглядела очертания льва. Я боюсь.. По его пасти стекали капли крови, продолжаясь на теле зебры, что придавало льву-незнакомцу очень устрашающий вид. Фрея юркнула в пещеру, надеясь, что он её не заметит. Всё её тело сотрясалось от страха.
- Прости, юная леди, я вовсе не хотел напугать тебя. Не бойся, я не причиню тебе вреда.
Её глаза округлились, потому что незнакомец явно обращался к ней.
- Мммммммм-ма--ма..мочка, я боюсь. - прошептала она, смотря испуганными глазами на кровавые пятна на его морде. Голос льва казался даже немного дружелюбным. А вдруг он так говорит, а потом кинется на меня, как на эту зебру.
- Вы-ввы, ведь не хотите меня съесть? - голос львёнки звучал, подрагивая, как натянутая струна.
Ты живешь в этой пещере? С родителями?
Фрея вспомнила, что сейчас одна в этой чаще, что рядом нет никого из её родителей и к горлу подошли слёзы:
- Я потерялась, я не знаю где моя мамочка.
Как она не старалась держаться хоть чуть-чуть смелой, её взгляд всё равно опустился на землю.

0

6

Присутствие Роуз осталось незамеченным, она подошла с подветренной стороны. Танаби отвлекся на львенка. Он не смотрел по сторонам. «Ну что ты, конечно же, я не хочу тебе навредить. Вот скажи, как я могу позволить себе обидеть столь очаровательную барышню?» - Танаби понимал, насколько сильно мог испугать маленького потерявшегося львенка. Облизнувшись несколько раз, он смыл с себя следы красных подтеков, оставшихся после охоты – «Я искренне приношу свои извинению, юная Леди. Я не в коем случае не хотел напугать Вас» - последние месяцы Танаби провел, присматривая за маленьким Кимбой. Ему часто приходилось проводить много времени с котятами. Порой лев ловил себя на мысли, что с тех пор, как он оставил Долину четырех Прайдов, ему очень не хватало маленьких озорников. Но он знал, что поступил правильно. Боги вели его вперед, он чувствовал, что странствие его все ещё не окончено. Взгляд львенка скользнул на убитую зебру. Ну конечно, ведь это очевидно  – «А давай лучше ты составишь мне компанию и мы вместе разделим этот обед? Мне бы так не хотелось есть в одиночестве. А вдвоем будет куда веселее» - Похоже, что он угадал. Она и правда была голодна. Не удивительно. Сколько времени ей пришлось прятаться в этой пещере? Танаби обошел зебру, так, что бы она оказалась между ним и львенком.  Серые тучи расступились и на небе, вдалеке, показалась  Радуга – «Прошу, угощайся. А я тем временем расскажу тебе историю про то, как на небе появилась радуга» - Танаби поднял глаза к небу - "Посмотри, как прекрасна эта радуга. Пожалуй, я расскажу тебе одну из моих любимых Легенд" - Лев мечтательно улыбнулся и начал свой рассказ, все так же не отводя своего взора от дивного явления природы

«Однажды, давным-давно, в Великом Королевстве Айхею жил лев Низей, которого называли Радугой Бога, за его яркий красный свет, что он излучал. Он заботился о львице, которую прогнали из Прайда вместе с её новорожденными детенышами из-за того, что она была больна чумой. Хотя львица и детеныши не могли видеть Низея, они ощущали его присутствие. Он защищал их от всех невзгод. Одного львенка назвали Эльсой. Она была очень красива. Чем старше становилась Эльса, тем пышнее расцветал цветок её красоты. И Низей любил её всем сердцем. Иногда, когда её мучили кошмары, он приходил в её сны добрым приятелем и прогонял всех врагов и рассеивал все её страхи и сон её становился спокойным и беззаботным. Во снах он играл с ней, на тот момент, ещё с маленьким львенком. В то время, когда он был с ней во снах, он мог чувствовать все то, что чувствуют смертные львы. Низей был счастлив и думал, что все так и останется. Но Эльса росла и росли её интересы и желания. И однажды ночью, когда Низей пришел в её сон, она прижалась к нему всем своим телом, она была влюблена и полна желания. По его телу пробежала дрожь от новых, ранее неизвестных, очень пугающих, но и очень приятных ощущениях, что пробудились в нем. Полный сомнений, он сбежал из её сна. Он решил, что больше не будет вмешиваться в её сон. Но любовь к ней пронеслась через его сердце и была сравнима лишь с лихорадкой. Он потерял покой собственного сердца от любви к этой прекрасной львице. Когда Эльса достигла пика своей зрелости, Низей снова стал появляться в её снах. Он желал её не меньше, чем она его. И они любили друг друга на протяжении всего сна Эльсы..» - Танаби немного замялся, ведь эта львенка была ещё достаточно юна для таких историй -  «Иногда, когда ты хочешь чего-нибудь так сильно, что ты не знаешь, что же тебе делать, ты можешь помечтать об этом ночью. Эту замечательную способность предоставил нам, земным Ма’ат Велики Айхею» - попытался разъяснить Танаби маленькой львице, которая, казалось, уже больше не так сильно опасается большего белого льва- "Пожалуй, я продолжу.."
«После того, как Низей покинул сон Эльсы, Айхею уже ждал его:

- Что это такое? – возмутился Айхею – Неужели ты думал, что я не знаю о том, что делают мои дети?
Низей упал перед ним, дрожа от страха:
- О, Великий Айхею, если ты и правда все видел, то ты должен был заметить, как сильно я её люблю. Когда я с ней в её снах и в её мечтах, моя жизнь – это уже не моя жизнь. Я полностью принадлежал моей любимой. Когда она меня завет в своих мечтах, я полностью теряю власть над своим разумом. О, мой Бог, я так сильно люблю её. Я молюсь, что бы вы меня не возненавидели за мою слабость
- Не в моих правилах ненавидеть тех, кто меня любит. Но твой поступок возмутил меня и я не могу оставить это безнаказанным. Ты наслаждался её удовольствием и желанием. Сможешь ли ты так же перенести и её боль?
- Я согласен чувствовать её боль, только не заставляйте мне отказываться от её любви

И тогда Айхею сказал:

- Да будет так! Ты получишь тело Ма’ат и проживешь в нем земную жизнь до последнего вздоха. Ты разделишь с ней все её радости и все печали, которые ты выпьешь, как земля благодарно пьет воду. Но когда ты почувствуешь боль, не пытайся убежать от неё. Не говори «Я – Радуга Бога, живший среди богов..» и что бы не произошло, не отворачивайся от той, которую ты говоришь, что любишь.
И Низей ответил:
- Я ни за что не отвернусь от неё. Что бы не случилось.
- И не жди никаких чудес ни от меня, ни от своих друзей. Я так же лишаю тебя всякой волшебной силы до того момент, пока ты будешь жить с ний. Ты станешь обычным Ма’ат, как и все, живущие на земле. И жить ты будешь, как Ма’ат, пока твой дух не покинет твое тело и не вернется ко мне.
- Я согласен, о Великий Айхею

Наступило утро и Эльса пробудилось от ночного сна. И когда она открыла глаза, то почувствовала около себя льва. Она испугалась уже собиралась убежать прочь, но лев обратился к ней по имени:.
- Эльса, Эльса, не бойся меня. Ты – та самая львица, с которой я мечтал встретиться ещё с тех самых пор, когда был озорным львенком! Наконец-то я нашел тебя, своего друга, свою любимую!
- Это очередной сон? – спросила Эльса
- Нет. Я искал тебя так долго и вот я тебя нашел. За то, что бы стать твоим возлюбленным, мне пришлось заплатить очень большую цену. Но я ни сколько об этом не жалею. Только бы ты ответила мне взаимностью. Только бы ты полюбила меня так же сильно, как я люблю тебя, о Эльса.

И Эльса поняла, что это именно тот лев, о котором она так долго мечтала, и который так часто приходил в её сны. Вскоре Низей и Эльса поженились. И любовь их не знала границ и пределов. Они любили друг друга так сильно, как только на это были способны дети Великого Айхею» - Танаби опять немного замялся, и решил пропустить все подробности бурных ночей двух влюбленных львов – «Эльсе приходилось теперь больше охотиться, так как Низей был достаточно крупным львом. Но у них не было собственных земель и по этому у них возникало много трудностей. Но их любовь была так сильна, что все неприятности они переносили вместе и никогда не ссорились. Вскоре Эльса забеременела, и им пришлось искать новые земли, на которых смогли бы расти их львята. Очень не просто оказалось отыскать новые плодородные земли, но Низей не сдавался и не отчаивался. Однажды один его друг, тот, что дарует земле дождь, послал облака, что бы те закрывали Низея и Эльсу от палящего солнца. Низей услышал его шепот. Друг рассказал, что на севере есть замечательные земли, в долине между двух холмов, на которых его семья будет жить в безопасности. Друзьям Низея запрещалось помогать ему с помощью чудес, но разговаривать Айхею им не запретил. И Низей с Эльсой пришли на эти земли. Лев обозначил границы своей территории. Теперь  любой чужак знал, что у этих земель появился хозяин. По началу чужаки бросали ему вызов, поскольку заметили, что он не достаточно владеет своей силой и не умеет друться. Однажды, когда он был тяжело ранет, он выкрикнул имя Айхею, тогда, когда его кровь проливалась на землю. Он не мог осознать всю боль этих ран и не знал, как ему быть. Ведь он был Ма’ат не с рождения. И Айхею послал к нему Мано. Мано осмотрел его и сказал:
- Ты истекаешь кровью, но ты не умрешь от этого. Айхею сказал мне, что я не могу сотворить для тебя чудо и исцелить твои раны, но каждый лев имеет право получить несколько уроков боя от своих друзей. А травы заживления, которые растут на лугах – его подарок всем Ма’ат.

Таким образом Низей не получил чуда от бога, но он получил милосердие. После нескольких тренировок он стал отличным воином и благодаря своей храбрости и умениям, он защищал свою Землю и свой маленький Прайд. Когда время Эльсы пришла, она родила ему львят, и теперь у них был самый настоящий Прайд. Она родила трех дочерей и двух сыновей. И все было в жизни Низея и Эльсы замечательно, пока однажды на их земли не пришла Чума. Вся его семья заболела, как когда-то заболела мать Эльсы. Только он один не заболел. Снова Мано пришел к Низею и осмотрел его семью:
- Нет никаких трав, которые помогли бы им. На сей раз вся твоя семья умрет. И если ты будешь достаточно мудр, то ты не станешь приближаться к ним и целовать их. Только так ты сам не заболеешь.
- Айхею, Айхею! Почемй ты оставил меня?? Зачем ты заставляешь меня наблюдать за тем, как вся моя семья умирает?

Теперь Низей сполна чувствовал ту самую боль, о которой говорил ему тогда Айхею. Что бы он ни делал, что бы не думал, больные лица его детенышей и его любимой Эльсы словно острыми шипами прокалывали его сердце. И он задался вопросом, стоила ли эта боль, что приходиться выносить его детям той любви, что была в его жизни.. Но он не стал об этом долго задумываться. Он пошел к совей семье. Он обнимал их и целовал и его совсем не волновала, что он сам может заразиться.

Айхею пожалел его:
- Я судил тебя слишком строго, из-за того, что ты не попросил у меня тела Ма’ат, но вкушал те удовольствия, что я им даровал. Но поверь мне, что я не посылал чуму на твою семью. Когда-то я послал Низея защищать Эльсу. И если бы он не нарушил запрет, то сейчас смог бы её спасти.
Низей упал перед богом:
- Даже сейчас я могу это сделать..
И с громким криком он отбросил свое Ка – бессмертное тело. И в тот же момент яркий красный свет озарил небо и Эльсу вместе с её детенышами. В тот же миг они были вылечены властью Радуги Бога. Но Эльса зарыдала горькими слезами. Она чувствовала, что её любимый растворился в этом ярком красном свете и что она его больше никогда не увидит. Она взмолилась Великому Айхею, она была готова отдать свою жизнь, лишь бы только Низей не исчезал навсегда. Но Айхею был добр. Он пощадил Низея и позволил тому возвращаться на землю красным сиянием после дождя, что проливал его друг на земли Ма'ат. Трудно было Радуге Бога. Но только так он мог следить за тем что бы никакие беды не обрушивались на его семью.

Айхею сказал Эльсе, что она тронула его сердце и за то, что Эльса так искренне любила, он позволит ей и её семье присоединиться к Низею после их смерти. Эльса поблагодарила бога за этот подарок.
И когда смерть пришла за ней, она присоединилась к нему и стала сиять оранжевым светом. Когда одна из дочерей умерла, он присоединилась желтым светом к отцу и матери. И со временем, когда их дети вырастали и умирали один за другим, их огни присоединялись к семье в небесах. И теперь после каждого дождя можно увидеть львиную семью, играющую в небесах семью разными красками. Мы называем их Радугой, в честь небесного имени Низея»
- Танаби слегка вздохнул -«Эта Легенда довольна грустна, но не смотря на трудности, которые пришлось преодолеть Низею и Эльсе, их любовь даровали им вечное счастье, счастье быть всегда вместе. Я уверен, что ты непременно сумеешь отыскать свою маму. Ведь она очень сильно за тебя волнуется и переживает. А я помогу тебе в этом» - Порыв ветра в очередной раз встрепенул гриву льва.

0

7

Фрея сдержала порыв, подступивших к глазам слёз. Только потому, что незнакомец заговорил вполне дружелюбно, прогнав грустные мысли львёнка. Её взгляд медленно, но уже менее испуганно поднялся на льва. "Вы хотите сказать, что не съедите меня?" - её голос звучал с оттенком лёгкой надежды - "Извините, пожалуйста, за мой страх перед вами. Наверно я была очень сильно напугана тем, что больше никогда не увижу свою маму. Взгляд юной львицы вновь ушёл от глаз льва. "Я думаю, что он искренний со мной. Ведь если бы он хотел убить меня, то сделал это так же быстро, как и с этой зеброй. Он бы не стал разговаривать со мной и тем более успокаивать. Её мысли прервал голос льва, похоже он смотрел на неё всё это время, пока её мысли потихоньку переходили в спокойное русло. При слове "обед" маленький желудочек Фреи сжался так, что она пискнула едва слышно. "Как он понял, что я хочу есть? Может он добрый ангел, которого послал Айхею мне в помощь. Я слышала, что он помогает тем, кто нуждается в его помощи и всегда услышит, когда его зовут." Львёнка нерешительно улыбнулась льву и немного подползла к нему. "Я даже и не знала, что есть такие добрые львы, как вы. Мама говорила мне, сестрёнке и братику, что в мире всегда надо быть осторожными. Что опасность поджидает на каждом шагу." Фрея пододвинулась к зебре, чувствуя, как смелость управляет её движениями. Она всё меньше боялась льва, он вызывал у неё чувство доверия. Львёнка была слишком мала, чтобы понять почему это происходит. Ей казалось всё это странным, всё чувства тянулись к этому незнакомцу со светлой шкуркой. Наверно потому что лев действительно хотел ей помочь и не желал ей зла."А почему у вас шерсть какая-то не такая?" - спросила Фрея, забыв о таком понятии, как приличие. Для неё белый цвет в шерсти был слишком необычным. Он являлся чем-то новым и ей жутко хотелось понять причину этого, как любому в меру любопытному львёнку. "Радуга?" Её любопытство переключилось на явление природы, которое она уже видела, но которое ей никто не объяснял. "Ой, мне всегда было интересно, почему она такая, зачем появляется и откуда взялась." - взгляд львёнка медленно бродил по явлению природы, с цвета на цвет. На секунду она даже забыла о пище - "Да, это очень красивая радуга" - вспомнив о зебре, она быстро перевела взгляд на тушу и аккуратно вонзила короткие, но острые зубки в неё, но потом быстро опомнилась - "Простите, спасибо большое, что угощаете - львёнка выглядела чуть смущённой, но взгляд льва показывал, что его не злит её маленькая оплошность. Фрея снова принялась за трапезу, со внимаем слушая льва. Иногда она прерывалась, потому что некоторые вещи были ей не вполне понятны. Лев быстро объяснял их так, чтобы львёнка понимала и её фантазия вновь улетала в рассказ незнакомца. "Начиналась, как грустная история, а закончилась очень хорошо. Теперь я знаю всё о радуге" - сказала юная львица, когда лев закончил легенду, как раз в это время она съела последний кусочек, который уталил ей голод - "Значит, это правда, что есть Айхею? А он всегда помогает?" Львёнка облизнулась, посмотрев на радугу, а потом на льва. "Спасибо, теперь я не голодна. Наверно, если бы не вы, то я умерла. Как хорошо, что вы случайно нашли меня, рассказали такую интересную историю" - мордочка озарялась улыбкой. После успешного поглощения пищи, Фрея чувствовала себя куда лучше. "Вы меня убедили в моих силах. Наверное, это моё 100-ое "спасибо". Но я действительно благодарна за вашу помощь мне" - львёнка аккуратно подошла к большой лапе льва и села рядом, поглядывая полными уважения глазами снизу-вверх. "Он наверно так много знает, я хочу ещё послушать историю, но  будет слишком невежливо просить у него. Он ведь и так много сделал для незнакомого львёнка. Интересно, у него есть дети? Наверно хорошо иметь такого папу." Эти мысли напомнили о том, что она никогда не видела своего папу. С самого рождения её окружала забота матери. Что такое иметь отца, она не знала. Ей очень хотелось познать любовь не только материнскую, но и отцовскую. И сейчас, когда Фрея не имела понятия о том, каким должен быть отец, незнакомец создавал образ "папы". Вот таким она его видела. "А как вас зовут?" - неожиданно спросила юная львица, видно под влиянием мыслей. "Да, ведь я совсем забыла узнать его имя." Она не сводила глаз с льва, лишь изредка моргая. "Извините, я забыла представиться, меня зовут - Фрея. - львёнка и правда забыла о том, что прежде надо сказать своё имя, а потом уже спрашивать чужое. Она надеялась на то, что лев не заметит её очередную оплошность. Фрея старалась быть воспитанной, но львёнок – это ребёнок, который тоже может забыть и которому это можно простить.

+1

8

Лев прошел мимо на безопасном расстоянии, за собой он тащил тушу зебры. Кажется, он так и не заметил Роуз, пристально наблюдавшую за ним из-за сухого безлистного куста. Когда самец наконец остановился возле какой-то пещерки, львица вздохнула с облегчением. Сейчас она была еще слишком слаба и изранена, чтобы дать отпор такому крупному хищнику. Роуз молила Айхею о покое. Она надеялась хорошенько передохнуть здесь прежде, чем продолжить свой путь. Сегодня она чудом избежала смерти и, честно говоря, надеялась пожить еще.
По небу плыли низкие серые облака. Тяжелые и мрачные, они показались бы любому другому льву дурным знаком, зловещим символом трагических перемен. Но Роуз впервые за многие месяцы была рада этим облакам, этому грязному унылому небу, этому противному моросящему дождю, который только что закончился и еще не успел впитаться в землю. Львица смотрела вверх, с наслаждением вдыхая влажный воздух. Только оказавшись на волосок от смерти она вспомнила, как любила жизнь, как ценила каждое ее мгновение. Боги жестоко наказывали львицу, но она не утратила веру, и они подарили ей благословеный момент, которого ее измученная душа ждала долгое время. Она почувствовала спокойствие и умиротворение, которое потеряла со смертью Кисасиана. Боль в ее сердце не стала меньше, но она ушла на второй план, и жизнь снова приобрела краски. В конце концов, эта львица не привыкла сдаваться. Ее гордый, воинственный характер всегда помогал ей оставаться на плаву. Даже когда впереди была беспроглядная тьма неопределенности и опасности, Роуз всегда первой бросалась в самую гущу событий. Независимая и свободолюбивая, даже будучи королевой прайда, она всегда оставалась в стороне. Кошка, которая гуляет сама по себе, никогда не признает никого выше.
Тем временем лев, чья охотничья удача была поистине впечатляюща, заговорил с кем-то. Расстояние между ним и Роуз было велико, но ветер доносил до нее обрывки фраз. Первое время она и не пыталась прислушиваться. Наверняка переговаривается со своей самкой, - подумала Роуз, - зачем мне слушать пустую болтовню? Но потом, когда в речи незнакомца появились более длинные, сложные слова, льющиеся из его пасти непрерывным потоком, львица поняла, что тот рассказывает какую-то историю. Заинтересовавшись, она придвинулась чуть ближе. Кажется, это была легенда. Роуз замерла, прислушиваясь. А лев все рассказывал, и в воображении кошки вырисовывались знакомые сцены...
Ну конечно же. Кисасиан. Когда-то, когда Роуз только познакомилась с ним, он показался ей жутким занудой. Эти его истории о Великих Королях Прошлого... Львицу никогда это не интересовало. Порой ей казалось, что Кисасиана только тому и научили, что рассказывать сказки, а жить в Саванне он совершенно не привык. Роуз улыбнулась нахлынувшим воспоминаниям о былых днях. Там, в прошлом, едва знакомые, Кисасиан и Роуз только начинали познавать друг друга. Их характеры и привычки были столь различны, что в конце концов сблизили их. Это был парадокс. Или любовь, называйте как хотите.
Когда Роуз чуть сдвинулась, ей стал виден собеседник этого льва. Им был какой-то маленький, крошечный по сравнению с такой белой громадиной львенок. Сердце львицы болезненно сжалось при виде этого беззащитного комочка. В ее прайде всегда рождалось немного львят, да Роуз и никогда не желала с ними возиться. Ей хватало приемных Кову и Витани, которые попали под ее опеку уже в восьмимесячном возрасте. Но после того, как кошка потеряла своих родных детей, она не могла без содрогания смотреть на чужих. Это была невыносимая пытка и, к тому же, напоминание собственной вины. Роуз поднялась с земли и неспешно направилась вперед. Ее черная шкура замаячила посреди невысокой зелени, так что вряд ли она сумела остаться незамеченной. Да она и не стремилась к этому. Она просто решила покинуть это место и продолжить свой путь к реке. Тут, внезапно, со стороны того белого льва и ее львенка донесся еще один обрывок фразы:
"...зовут - Фрея..."
Роуз так и замерла. Она медленно, словно во сне, повернула голову.

0

9

На улице стемнело. Ночь вступила в свои законные владения. Сейчас Танаби был рад, что он нашел эту пещеру. Спать под открытым небом ему никогда не нравилось. Все потому, что Танаби родился и вырос в Прайде, у которого было очень хорошее укрытие. Судьба не случайно свела его с этим львенком. Ведь кто знает, что могло произойти, не встреть он её. Заходя в пещеру, Танаби не заметил присутствие черной кошки. Но сейчас, когда опустилась ночь, кто-то ещё может предъявить свои права на пещеру. Танаби нужно было быть на чеку, но не смотря на осторожность, он не мог смотреть на львенка без улыбки. Такая маленькая, но такая учтивая и приветливая.

"О, прошу прощения, ведь и я не представился. Имя мое Танаби. А твое имя, Фрея, очень красивое. Я уверен, что тебе суждено прожить очень красивую и интересную жизнь. Возможно, что ты даже станешь принцессой. Позволь мне называть тебя Принцессой? Ведь разве может быть иначе?"

Танаби слегка склонил голову, в знак приветствия. Насытившись, он обошел зебру и лег неподалеку от львенка. Ночью было прохладно. Но теперь уже Фрея больше не боялась его. Теперь она могла довериться льву и спокойно уснуть до утра. И, возможно, так бы оно и было, но маленькая Фрея была очень любопытна, казалось, что её хочется знать абсолютно все, что только есть в этом Мире. Танаби вспомнилось, как он сам, будучи львенком, ещё на заре своей жизни, часто приставал к гостям Прайда и к Странникам с множеством вопросов. Ему самому было все интересно. Фрея была так похожа на него самого....

"Да, цвет моей шкуры и правда отличается от твоего. Когда Великий Айхею создавал все живое, он создал своих детей, давая им бессмертные тела. Но потом на земле стали появляться львы, которых называли Ма'ат. Это мы, смертные львы, в кого Айхею вдохнул жизнь. В те времена львы, чья душа была бессмертна, спускались на землю, помогая земным Ма'ат. И тогда, что бы все знали, кто стоит перед тобой, Великий Айхею окрасил бессмертных львов в белый. Они были подобны облакам, белыми, как сам Айхею. Но злые духи Макеи, которых не допускали в Небесное Царство, начали пачкать шкуры белоснежных львов красным и черным. Грязь была пропитана злобой и уже не смывалась с тел белых львов. А вернуться в Царство Айхею могли только львы с белой шерстью. И тогда, в страхе быть запертыми в мире Ма'ат, бессмертные покинули землю. Те, кто не смог вернуться, решили биться с Макеи. Пусть их шерсть и была перепачкана, но души их оставались наполнены добротой. То была страшная битва. Очень много душ было загублено, но не смотря на все свои усилия, Злые Духи поняли, что им не удастся победить и не удастся сломить белых львов. И тогда они бежали, прячась в горах и расщелинах. Битва была выиграна, но большей ценой. Белые львы, которым удалось выжить, опечалились, что больше не смогут покинуть этот Мир, но решили не сдаваться ради своих павших товарищей. Они просили у Айхею дать им шанс очиститься. Они решили, что не имеют больше права вернуться в бессмертный мир, так как их тела были перепачканы, а честь запятнана, ведь они сражались, пусть и за Правду. Айхею смиловался над ними, он позволил им прожить жизнь Ма'ат, и вернуться в Небесное Царство тогда, когда шерсть их снова будет белой. Тогда эти львы ушли на Восток, туда, где лежат снега. Там, у подножья великой горы, они создали Прайд. Они решили, что будут жить среди снега до тех пор, пока их шкуры не очистятся и снова не превратятся в белоснежные, как у Великого Айхею. Прайд, состоящий только лишь из белых львов. Но никто не знал где именно они поселились и никто больше не видел их. Шли годы. Поколения сменялись одно за другим, но многие помнили истории о том, когда по земле ходили белые львы.

Но однажды произошла очень странная история. Существовало тогда на Востоке не большей Прайд. Королева Прайда, которую звали Нумби, никак не могла родить наследника. Все её львята умирали ещё до рождения. Днем и ночью она молила богов даровать ей львенка. Но небеса были молчаливы. Говорили, что на неё наслала проклятие злая львица, которую Король не взял в жены. И вот Нумби снова почувствовала, что у неё будет львенок. Но как и в прошлые разы, она чувствовала боли в животе, предвещающие страшную беду. Нумби испугалась, что снова может потерять львенка. Ночью Королеве стало ещё хуже. Львицы перешёптывались, говоря, что она не сможет пережить эту ночь, что это проклятье, с которым никто не в силах справиться. И тогда, не выдержав больше страданий своей жены, Король кинулся в пещеру, в которой жила та злая львица. Но увидел лишь темного духа Макеи, который смеялся так громко, что в пещере потрескались стены. Но Король не испугался Макеи, он кинулся на него изо всех сил, какие только у него были. Они выкатились на поляну, поднимая столп пыли, яростно рыча и сражаясь. Бой их продолжался до зари. Король смог победить Макеи, но он сам упал без сил.

Когда Нумби открыла глаза, она увидела, что смотрит на свое тело сверху. Внизу она видела своего мужа, который склонился над её телом и маленького львенка, в чье тело так и не смогла войти жизнь. И тогда Нумби решила пожертвовать своей бессмертной душей ради львенка. Большей светящийся шар опустился с неба к львенку, ослепляя всех вокруг. Никто из львов Прайда не мог взглянуть на этот шар, таким ярким он был. Все зажмурили глаза и расступились. Только Король мог смотреть на светящийся шар. Он видел свою жену, которая склонилась над маленьким львенком. Она лизнула его в нос, улыбнулась своему мужи и рассыпалась в воздухе на миллионы светящихся капелек яркого блеска, который спускался к земле, пропитывая насквозь тело маленького львенка. Львенок открыл глаза и мяукнул. Из глаз Короля текли слезы. Слезы боли утраты и радости возрождения. Свет пропал, и теперь уже можно было не бояться его ослепительного блеска. Львы открыли глаза и удивленно смотрели на львенка, ведь его шерсть превратилась из золотисто-коричневой в ослепительно белую. Много чего произошло за то время. Теперь уже Ма'ат не могут больше общаться с бессмертными душами до того дня, пока они не проживут свою жизнь и не предстанут перед Айхею. Но белые львы и по сей день встречаются в Саванне" - умение слушать порой было ценнее умения рассказывать.
Фрея уже успела подсесть поближе, внимательно слушая историю, которую рассказывал Танаби - "Я родился далеко от сюда, на Востоке. В Моем Прайда живут только белые львы. Мы даем им кров и пищу. Ведь льву с белой шерстью очень не просто добывать себе еду в золотистой Саванне"

Танаби услышал едва уловимые голоса. Скорее всего неподалеку кто-то был. Но темнота пещеры надежно скрывала его и маленькую Фрею. Главное было переждать ночь и дождаться утра.

0

10

- Начало игры -

На саванну начала опускаться густая темнота, в то время, пока последние лучи солнца, окрашивали линию горизонта в яркий рыжий цвет. Уже почти ничего не было видно, ведь основной свет отошел на задний план, и звезды рассыпались на черном небосводе, словно бы кто-то их высыпал из корзины, проезжая мимо, на бледной колеснице. Луна взошла на свой престол, и теперь, еле освещала уже покоренные собой земли. Ночь в этих местах, отличалась темнотой, и непроглядностью. Среди этой безмолвной тишины, тьмы и прохлады, слышались отчетливо разные голоса дикой природы. Атакуя с различных сторон, крики, визги, ворчания, заставляли каждый раз оглядываться по сторонам и смотреть, нет ли тех, кто охотиться на тебя. Но в этом вся и суть. Обычно, лишь хищники, прекрасно видящие в темноте, узрят наступление ночи, сразу же многие из них выходят на охоту. И тут-то, начинается симфония безмолвия. А вот и стадо антилоп, вышедшее из небольшого лесочка, для того чтобы покормиться среди травы, которая смягчилась в темноте от напавшей на нее росы. Однако не только травоядное сможет поживиться сегодня, но и то, что пристально наблюдает за каждым движением пасущихся животных. В жизни, нет ничего прекраснее, детально рассматривать, как движется кошка. Одно движение - наполнено грацией, а бег - не менее чем танец. Со стороны, откуда-то далеко, послышался гогот гиен. Они разъяренно дрались с кем-то, и кричали между собой. Это никак не останавливало лежащего в западне хищника. Копытные ночью растерянные обычно, а значит, поймать одну молодую и неуклюжую антилопу, будет легче, чем утром сделать то же самое. Но различные предостерегающие звуки, всегда отвлекают. Даже большому хищнику необходимо быть на чеку, кто знает, что может следить сейчас за тобой в эту минуту. Ведь ты можешь стать вдруг не охотником, а такой же добычей. Сердце бьется ровно и спокойно, не смотря на волнение и нетерпение, засевшее в лапах, то и дело переминающихся с одной на другую. Белая львица, вышла сегодня на охоту не как обычно в полдень, а в полночь, желая насытиться в одиночку и побыть в этой оглушающей тишине саванны, образно говоря, конечно, тишине. Ведь в ночное время, мало кто спит. Движение вперед. Легкое покачивание из стороны в сторону от при согнутости тела. Самка рвется вперед, но голова говорит - "пока нельзя!", и кошка следует этому. Лапы идут быстрее, чем все остальное тело, мягко, без единого шума. Такое ощущение, что среди травы, гуляет лишь ветер, и больше ничего. Душа снова рвется вперед, и кошка замирает на минуту. Приседает ещё ниже, всматривается в темноту, и замечает жертву. Взгляд сосредоточен лишь на молодой антилопе, отошедшей от матери. Неужели все будет так просто. Голова забита мыслями об атаке. Самка выжидает ещё минуту, и начинает свой разбег, раскрыв все карты перед противником. Копытное в страхе рвется от хищника. Теперь, все зависит от львицы. Она должна либо догнать, либо отступиться и голодать сегодня ночью. Сердце начинает набирать обороты. Его стук, самка слышит уже в ушах, но потом, он отступает и ничего кроме яростного и торопливого топота она не может слышать. Глаза направлены на жертву, больше ни что не нужно ей. Не волнует самку и то, что неподалеку, гавкающие гиены заметили этот полет. Альфа разогналась. Ей только бы добежать. Надо протянуть ещё немного и самка будет уже у копыт антилопы. Пара секунд и самка уже замахивается лапой и чуть ли не касается бедра жертвы, как та резко дает вправо и меняет направление. Самка уже не сможет повернуть за торопливой антилопой, что на сегодня спасла себе жизнь. Ещё секунду, и самка остановилась. Язык сам вывалился наружу, глаза посмотрели за убегающей вдаль, и потом без доли жалости, тело самки подалось в обратное направление убегающей добычи. Не повезло. Что же. Раз так, придется голодать. Самка не огорчена, она терпеливо подождет утра и тогда, охота будет удачнее. Но сейчас, надо бы пойти и отдохнуть где-нибудь. Хотя, не все так просто. В ожидании пиршества, гиены решили теперь преследовать молодую особу и гоготать ей прямо на ухо. Львиное терпение к гиенам не велико. Самка резко рванула в сторону одной из гиен и треснула с рыком той по голове. От тяжелой лапы, в голове негодницы обязательно все перевернулось, но это уже не волновало белую львицу. Она медленно прошла дальше, отогнав по пути всех гиен от себя, и направилась в сторону. Вот, через некоторое время, на глаза попалась пещера, которая казалось, не занята ни кем больше. Самка прошла туда, посмотрев осторожно на львов, которые беседовали не так далеко. Что же, много кого можно встретить среди темноты, беседующими. Выдохнув, самка поприветствовала их, и направилась в пещеру, дойдя до её начала, остановилась и принюхалась. Теперь, присутствие кого-то насторожило её. Самка медленно ступила внутрь, и вгляделась в темноту. Тут взгляд сосредоточился на белом пятне, и небольшом бугорке. Альфа поняла, что тут ночует лев, и кажется, львенок. Уши самки тут же прижались к затылку. Ей нужно было всего лишь переночевать. Она осторожно вошла, наблюдая за действиями льва, поприветствовала его, легким кивком головы, и прилегла на самом краю не такой уж и большой пещеры. - Вы не против? - уже после этого, из пасти донесся нежный голос, похожий на бархат. Львица обращалась ко льву. Она так нагло потревожила их покой, что надо было бы поинтересоваться, не против ли находящиеся тут, небольшой компании.

0

11

Ночь была тихой и спокойной. Фрейя лежала рядом, прижимаясь к его теплой лапе. Теперь уже она больше не боялась большего белого льва, который всячески пытался не напугать, а наоборот успокоить львенка. Трудно было себе даже представить, как сильно она переживала. Потерять в одночасье всю свою семью. Это по настоящему тяжело. Танаби вырос в Прайде, у него не было сильных потрясений в детстве и юности. Что бы не происходило, рядом всегда находились заботливые и любящие родители. Лев опустил глаза. Он вспомнил мать. Теплая, ласковая. Всегда такая добрая и заботливая. Разве может кто-то любить маленького львенка сильнее, чем Мать? Она всегда корила Отца за то, что он заставлял сыновей слишком много и усердно заниматься. Но он знал, что львятам предстоит сырости, они должны были стать сильными, храбрыми, мудрыми. Только после того, как Танаби оставил свой дом, он понял, чему именно Отец учил их. Он учил их Жизни, которую прожить не так легко, как это кажется в первые луны твоей жизни. Уходить было тяжело. Он любил семью, любил Брата. Танаби ни сколько не сомневался в том, что Элнар станет достойным Королем и Правителем. По возрасту они были равны, но Танаби не хотел оставаться в Прайде. И дело было не с зависти или обиде. Танаби никогда не смел даже думать о таких вещах. Но жажда знаний, путешествий, приключений не позволяло льву оставаться в Прайде. Он благодарен Великому Айхею за то, что его жизненный путь выдался столь удивительным и неповторимым. Но не смотря на любовь к странствиям, Танаби всегда преследовал лишь только одну цель. Цель, которая всегда вела его вслед за Солнцем, вела по ту сторону горизонта.

Она тихо вошла в пещеру. Ночной полумрак не давал четкой картинки, но то, что она не опасна, не вызывало сомнений. Львица аккуратно легла у самого входа. Что двигало ею? Что заставило львицу войти ночью в пещеру, пещеру, занятую львом? Смелость? Глупость? Храбрость или необдуманная безнадежность поступка? Нет, дать прямого ответа, хотя бы на один из этих вопросов, Танаби не мог. Не мог, поскольку он не мог знать наверняка, кто сейчас перед ним. Он лишь только украдкой улыбнулся. Нет, её поведение нельзя было назвать дерзостью, ведь пещера не принадлежала ни кому из присутствующих.

Возможно виной всему было одиночество беспросветной ночи. Одиночество - это ночной кошмар. Сновидение, в котором ты гонишься за тем, кто постоянно ускользает от тебя. Танаби довольно долгое время провел на едина с самим собой. Но когда ты кого-то встречаешь, темной ночью в не большей пещере, может показаться, что даже сейчас ты наедине с самим собой, но не смотря на это, всегда существует обратная связь, даже если тебе кажется, что это игра в одни ворота. Зайди сейчас в эту пещеру кто-то четвертый - он бы с полной уверенностью мог бы утверждать, что перед ним семья, укрывшаяся на ночлег. Ведь разве могло показаться иначе.

Танаби не стал ничего отвечать ночной гостье, он лишь приветливо кивнул, продолжая разговор с Фреей, как будто бы ничего не изменилось, как будто он с этой львицей был давними приятелями - "Фрейя, давай я расскажу тебе ещё одну сказку. Сказку, про маленькую потерявшуюся Принцессу. Случилось это давным давно, ещё в те времени, когда по землям Ма'ат бродили неведомые животные, которым Великий Айхею дозволял покидать Небесное Царство" - Танаби заговорил уже привычным для львенка мягким и тихим голосом - "Где-то далеко от сюда, за горами, жила маленькая Принцесса на берегу реки — широкой и быстрой, мерцающей ночью при свете звезд и сверкающей днем от солнечного света.

     Она была одна-одинешенька и не знала — как сюда пришла и откуда. Но это была Принцесса — ведь она была столь грациозна и воспитана, и улыбалась она такой светлой улыбкой, что пугливые птицы не пугались ее и, прилетая к ней, что-то напевали ей прямо в ухо. Ей было щекотно и смешно, а потом птицы улетали, и Принцесса садилась на берегу, перебирая лапками камушки и смотря вдаль — на реку быструю и широкую, несущую свои воды далеко-далеко.

     Но так не могло продолжаться вечно. И маленькая Принцесса пошла вдоль берега. Она шла и шла, пока не увидела небольшую пещерку. Принцесса вошла во внутрь — она очень устала и очень сильно хотела есть. Но в пещерке никого не было, и не было никакой еды. Тогда она прилегла у дальней стенки, свернулась комочком и уснула.
     Поздно вечером вернулись с охоты лев и львица, которые жили в этой пещерке. Они увидели маленького львенка, красивого и очаровательного, похожего на маленькое чудо. Изумились лев с львице, подивились нежданной гостье. Разбудили львенка и стали спрашивать: кто ты, откуда? Но она не знала ничего, и на всякий вопрос отвечала: не знаю.
     И сказал тогда Лев своей жене: «Оставим ее у себя. Быть может, этот львенок послан нам на счастье».
     Согласилась с ним Львица, так как уже очень давно она мечтала о львенке.
   
     Львица обняла львенка, пригрела и малышку. Та лишь только поплакала немного и уснула. Что ей было делать? Ведь не знала она — ни откуда пришла, ни куда  теперь ей идти. Так и осталась жить в пещерке с Львом и Львицей. На целые дни уходили лев с львицей, стараясь найти еды для всех, оставляя малышку одну, и она гуляла возле пещерки, играя то с чужими львятами прибегавшими из других пещерок, то одна.

И забыла она, что была когда-то Принцессой, и жила она теперь в своем новом доме — ни в тягость, ни в радость своим названным родителям.

     Но однажды, когда малышка подросла, забрела к ним вечером странница, и когда угощали ее свеже-пойманной добычей, рассказала она, что идет из далекого дивного королевства, Земель Большего Прайда, что на берегу реки, широкой и быстрой, мерцающей ночью при свете звезд и сверкающей днем от солнечного света, и что в том королевстве исчезла как-то маленькая Принцесса, дочь Короля, и Король опечален вот уже несколько лун, и все ждет, когда же она вернется — его маленькая Принцесса, его маленькая дочка     .

Слушала малышка, что говорит Странница, и сердце ее встрепенулось, глаза засияли, и вспомнила она, где ее дом. И вспомнила путь туда — по реке, по солнечной дорожке.
     Ушла утром Странница, и просила девочка Львицу отпустить ее с ней, да та не пустила, так как не поверила незнакомке и её дивному рассказу.

     И опять шли день за днем, ночь за ночью. Малышка помогала Львице охотится, следила за пещеркой, названные родители были довольны ею. Рассказы странницы стали казаться ей далеким полузабытым сном, и она почти не вспоминала о них.
     Но однажды ей и вправду приснился сон. Лев, большей и могучий, окруженный ярким сиянием, явился ей и, улыбаясь, сказал:
    - Я жду тебя. Я скучаю без тебя. Приходи же скорей, моя маленькая любимая дочка!
     Сказал так, и растаял, словно утренний туман.

     А малышка, проснувшись раньше своих родителей, скользнула пещерки  и пошла искать свой дом.
     Она шла и шла, не оглядываясь, не желая вернуться, не зная, куда идти и долог ли ее путь.
     
За годы, прожитые в той пещерке, она выросла, и была уже прекрасной юной львицей, с  золотой ухоженной шерсткой.
     Она уходила все дальше и дальше от дома, слушая шелест трав и говор деревьев, щебетание птиц и пение рек и ручьев. Она шла через цветущие поля и тенистые леса, утоляя жажду чистой родниковой водой, и отдыхая на душистой луговой траве. К тому времени львица уже умела охотиться. Каждый день для нее был наполнен искрящийся счастьем, словно бутон цветка утренней росой.
   
     Сердце ее пело в единении со всем миром, и вело ее по неведомому ей пути, и как-то набрела она на огромное поле, трава которого пожелтела и съежилась, словно огонь недавно пробежался здесь.
     В изумлении провела она лапой по сухой траве и огляделась кругом. Не было видно ни бабочек, ни пчел. Не было слышно привычного щебетанья птиц. В воздухе застыла напряженная тишина. Тогда села она на землю и запела.

    Голос ее чистым звуком, словно журчание ручейка, напоил высохшие недра земли, и новая трава проросла, новые цветы зацвели. Благоухание разлилось кругом, привлекая разноцветных бабочек и мохнатых пчел. Птицы закружились вокруг, радуясь и подпевая ей.
     Но это продолжалось недолго. Вскоре в воздухе все потемнело, словно перед грозой, и издалека донесся чуждый звук — то ли рев, то ли грозное жужжание неведомого существа. Птицы смолкли, сомкнулись головки цветов, трава приникла к caмой земле, словно ища защиты. Но молодая львица продолжала петь. В сердце ее не было страха.

     В небе полыхнул огонь, и над львицей пронеслась тень от гигантских крыльев. Конечно же, это был огромный Орел, из пасти которого извергалось пламя. Настоящий огромный орел, с маленькими красными глазками, огромными крыльями и тяжелыми когтистыми лапами." - Танаби поспешил успокоить львенка, дабы услышанное не напугало её - "Фрейя, но тебе не стоит бояться, этих существ уже давным давно не существует Великий Айхею позаботился о том, что бы тебе нечего было бояться" - Незнакомка, кажется, тоже прислушалась к этой сказке, хотя по прежнему оставалась лежать у самого входа в пещеру - "В изумлении летал он над прекрасной молодой львицей, что явилась нежданной гостьей на его орлиное поле.

     Пытаясь напугать ее, дохнул он несколько раз на землю, и вся новая трава пожухла, все новые цветы съежились и обгорели.
     Но в сердце львицы не было страха. Она продолжала петь, и в песне ее было столько любви, столько тепла и солнечного света, что новая трава прорастала из земли, и новые цветы пускали зеленые ростки.
     Тогда Орел опустился неподалеку от нее и, усмиренный и очарованный дивным пением, лег на землю, прикрыв глаза.

     Встала тогда львица и пошла к нему, обращая теперь свою песню к Орлиному сердцу. Никогда еще не изливалось на него столько нежности. Вздрогнуло его сердце, и слеза скатилась по темной морщинистой коже. Приоткрыл он глаза и встретился с ее мягкий взглядом, с ее лучистой улыбкой. И понял, что перед ним настоящая Принцесса, не знающая страха.

     Она села возле него и пропела-рассказала свою историю, как пришла она когда-то неведомо откуда, как приютили ее добрые Львы, как приходила странница из далекого Королевства, что на берегу реки, широкой и быстрой, мерцающей ночью при свете звезд и сверкающей днем от солнечного света, и как приснился ей Лев окруженный ярким сиянием, и говорил, что ждет ее. И как ушла она из дому, и ходит теперь по Саванне в поисках дивного Королевства и Прайда, живущего там.

     Выслушал Орел, и поселилось в его сердце желание найти для нее то неведомое Королевство.
     Каждый день теперь летал он все дальше и дальше за пределы знакомых ему земель, пока не нашел ту самую реку — широкую и быструю.

     Тогда посадил он Молодую львицу себе на могучую спину, и полетели они по вечернему небу, под светом звезд. И ей казалось в этом огромном синем пространстве, что звезды шепчут ей сказку, и она незаметно для себя уснула. Проснулась же она от первых лучей солнца, что указывали Орлу путь через реку — широкую и быструю, — образуя на искрящейся воде солнечную дорожку.

     Долго летели они на ту сторону. И вот вдалеке завиднелись пещеры, большие и малые, среди цветущих полей. Опустил Орел львицу на том берегу реки, и хотел было лететь обратно, чтобы не пугать львов, живущих в Королевстве. Но львица обняла его лапами и нежно лизнула прямо в темную морщинистую кожу. И тут случилось чудо. В мгновение ока очертания Дракона растаяли у нее на глазах, и теперь перед ней стоял прекрасный молодой Лев. Теперь он мог рассказать ей о том, что когда-то он был Принцем в Большем Прайде. Но он был очень злой, он развязывал войны, он заставлял других львов страдать, рассказал, что натворил он множество бед, за что Великий Айхею наказал его, превратив в огромную Птицу, не знающую покоя и ищущую прощения. Но никто не хотел водиться с ним, так как все боялись приближаться к нему. Она единственная, кто была так добра и мила с ним.

     И теперь они вместе пошли через цветущие поля прямо к главной Королевской Пещере, где их встретил Лев, Сильный, Могущественный. И Принцесса узнала в нем льва, которого видела в своих снах. Взгляд его был печален, Большая черная грива пестрила сединой. Но, увидев тех, кто пришел к нему, Король улыбнулся, и лицо его просияло. Он узнал в Молоденькой Львице свою Маленькую Дочь, которую он отчаялся уже найти.

     Она была старше, взрослее, но все же это была она — его дочь, настоящая Принцесса, сердце которой не знает страха и полно любви.

     Так и стали они жить все вместе. Принц с Принцессой поженились и стали править дивным Королевством мудро и с любовью. У них родились львята, и часто брали их родители с собой на берег реки, широкой и быстрой, несущей свои воды далеко-далеко. И львята играли и смеялись на берегу, а река, — мepцaющaя ночью при свете звезд и сверкающая днем от солнечного света, — нашептывала им свои сказки..." - Танаби наклонился и мякго лизнул львенка - "Фрейя, Мы непременно отыщем твоих родителей, по этому тебе не стоит переживать. Закрывай глазки и поспи. До утра мы с этой Милой Дамой присмотрим за тобой" - подняв глаза, лев улыбнулся незнакомке - "Не правда ли?"

+2

12

Голубые глаза львицы спокойно посмотрели на белого льва, и львенка, который лежал на его лапах. Нежность ворвалась в душу самки, и львица спокойно дернула хвостом, осмотрев и самца. Он похож был на любящего отца, который с трепетом охранял и заботился о своей дочери. Такое редкое явление было в саванне не часто. Львица выдохнула и сложила лапы вместе. Она положила одну на другую, а потом посмотрела в сторону выхода из пещеры. До сих пор ещё сияла луна, и красиво горели звезды. В душе тут же стало тихо и тепло, и даже прохлада этого места не давала повода, чтобы охладить что-либо внутри. Затем, когда лев тихо-тихо начал говорить, львица обратилась на него, и смотрела так до того момента, пока её мысли не заполонила своя история. Она с трепетом в душе вспоминала как однажды, когда мать ещё была жива, маленькой белой львице, та рассказывала историю про дух саванны, спущенный на землю для того, чтобы навести порядок в этом месте.

... Однажды, когда на саванну напала злобная болезнь, в густой зелени, медленно засыхающей от знойного солнца, львица родила на свет троих львят, и одна из них была белее звезды, сияющей на ночном небе. А глаза её были ярче голубой воды. И душа была чиста у этой милой самки, и не знала она о своем предназначении. Никто в прайде не признавал маленькую охотницу, и никто не хотел видеть её в виде их королевы, а ведь таково было предназначение белой. И вот, когда львице исполнился год, к ней ночью спустился Бог. Он стоял огромной тенью перед белой львицей и что-то шептал ей. Её испуганные глаза были наполнены болью и ужасом, которого она ещё никогда не испытывала. Душа её будто бы ушла в лапы, и было видно, что ещё чуть-чуть и хищница упадет на землю. Так и стало. Глаза её закрылись, и тело львицы упало бездыханно на землю, и так пролежало до утра, но  лишь только земли коснулись первые лучи яркого солнца, самка открыла глаза. Сердце её уже не билось, и в прайде посчитали её дьявольским отродьем, приносящим лишь горе. Однако Бог не просто так приходил к белой. Он рассказал ей о её настоящем предназначении. И о том, что её окрас не просто так был дарован львице. Белая ушла из прайда, по велению богов. Она стала призраком саванны, и её стражем. Однако в другом заключалось её предназначение. Когда болезнь, которую наслали боги, разошлась по всей саванне, и убила почти всех её обитателей, львица вышла из своего укрытия и начала поедать умерших животных. Без передыху, белая все ела и ела погибших, и окрас её становился ещё белее. Таких, уже не мог увидеть никто. Глаза её горели ещё ярче, а сердце с каждой смертью, все больше и больше чернело, и умирало быстрее. В конце концов, тело львицы стало почти прозрачным, а глаза пустыми, и уже не горели как обычно. Саванна была теперь пуста, и на траве её лежали лишь кости. И вот, не осталось никого. Одинокий призрак бродила по саванне, в поисках смерти, и в одну из ночей, когда умер последний житель саванны, львица в ночь питалась им, становясь снова ещё светлее и светлее. Её сердце ударило последний раз, и львица совсем умерла. Она стояла и поедала пищу, словно не живая, уже не на инстинктах, а на том что вело её постоянно поедать трупы животных. Львица все ела и ела, пока с неба на землю не спустилась тень. Огромная тень льва, стояла перед ней и грозно смотрела пустыми глазами на почти уже умершую самку. И страх стал читаться в её глазах, и рванула что есть силы белая львица по просторам, пустым и не защищающим теперь. Неслышно было ни пения птиц, ни криков антилоп. Теперь, все умерло здесь, и тому помогла сама львица. А тень огромного льва все плелась за ней, и плелась, медленно, но верно, ровно по следам убегающей самки, все глубже и глубже в саванну. Найдя укрытие, самка вбежала в него и укрылась в углу, сильно прижавшись к камням. Когда же лев близко уже подошел к белой львице, то из пасти её донесся злобный рык, который тут же вызвал злость у Бога. Глаза того стали красными, и оголились белоснежные клыки огромной тени. Бог сделал два глубоких вздоха, а потом один огромный и глубокий настолько, что душа львицы сама попала в его объятия. И тело молодой львицы упало на землю, теперь уже безжизненно, и бездыханно. Навсегда. Её окрас стал бледно желтоватым, и стал похож на окрас родных и близких, что погибли во время болезни. Глаза стали карими, и такими же, как и у любого из прайда. Тогда, оказалось, что окрас львицы был лишь для её предназначения, и для того, чтобы стать гонимой и одинокой, ради того, чтобы забыть о семье, и помочь потом отвести её в мир иной, к богам. Потом, Боги возвратили жизнь в саванну. Она вновь зацвела и запела. В ней вновь запели птицы, разными голосами. Снова стали бегать антилопы, и родилась Альфа....

Эта история заставила самку закрыть глаза на достаточно долгое время. Кажется, она даже заснула, ведь её дыхание было ровным, но глубоким, а глаза безжалостно бегали туда-сюда. Альфа вздохнула, и через некоторое время открыла глаза, и осмотрелась немного сонно. Уже начинало светлеть, а лев с львенком все так же сидели перед ней, и лев только начинал говорить о том, что маленькой необходимо поспать. Тогда, белая снова улыбнулась и посмотрела за тем, как маленькая львена устроилась между лап льва. Альфе снова захотелось стать маленькой и беззащитной, чтобы, так же как и она, упасть между лап отца и заснуть, не боясь ни о чем. В глазах блеснула забота и желание проявить нежность, а на морде появилась легкая улыбка. В душе, что-то екнуло, так быстро и вдруг ушло далеко. Альфа верила во все, что происходило с ней, и понимала, что ничего не бывает просто так, и если уж она встретила льва и львенка, это обязательно что-то да должно было значить. Когда маленькая львица заснула, Альфа посмотрела в глаза большому льву, и улыбнулась. - Меня зовут Альфа. - улыбнулась снова и посмотрела на свои лапы, а потом выдохнула и шёпотом снова проговорила. - Это ваша ...? - она хотела сказать "дочка", но не стала этого делать. Она понимала, что может и ошибаться. - Вы просто так заботливо обращаетесь с ней. - улыбнулась и посмотрела на него. - Вы любите детей? - ответ на тот вопрос мог бы порадовать львицу, если бы он был положительным. Ведь белая и сама любила детей. Она не могла при виде них сдержать эмоций и начинала тут же поддаваться своим внутренним инстинктам. Она не знала, откуда они у нее, ведь мать толком не успела её ничему научить. Но видимо, это заложено внутри каждой молодой и не очень, львице, и любовь к малышам тем более, всегда греет.

+1

13

Львёнка чувствовала запах львов, но она была слишком маленькой, чтобы различать, как далеко они и какого пола, поэтому она немного вгляделась в тёмноту, которая начинала охватывать Саванну и зевнула еле заметно. Рядом с ней был такой могучий лев – нечего было бояться, дрожь уже прошла и мордочка сияла от улыбки. «Да, конечно, вы можете называть меня так, тем более это очень приятно» - она говорила тихим голосом, немного потупив взгляд. Ей было приятно, что Танаби её так называет. «И я очень рада узнать ваше имя!» - быстро добавила Фрея, заглядывая льву в глаза. Теперь она ждала рассказа о шкуре такого странного оттенка. Оно не заставило себя долго ждать. Львёнка восторженными глазами смотрела на льва, впитывая его рассказ, как губка. Она представляла себе таких львов, как он, только в больших количествах. Она пыталась представить самого Айхею, что было достаточно сложнее, но Танаби сказал о том ,что он похож на белых львов своей окраской. Поэтому она представляла его таким, но более величественным. «Как мне жалко львицу, у который рожались мёртвые львята.» На этой части рассказала Фрея выглядела ужасно грустной, потому что само представление об этом наводило ужас на неё. Львёнка то и дело вздрагивала, слушая о злой львице, её это очень сильно пугало. Она подползла к льву очень близко, прижавшись к его огромной лапе. Её маленькие глазки смотрели снизу вверх. Хорошо .что конец рассказа был куда лучше, чем его середина. Фрея облегчённо вздохнула и уже не была похожа на сжавшийся комочек. «Это очень интересная, но пугающая история. Как хорошо, что львёнок выжил…Но..но..мне очень жаль его маму» - в глаза юной львицы появились слёзы сожаления, но она постаралась вытереть их лапкой. Она несколько раз всхлипнула, но взяла себя в лапки. Она вдруг снова вспомнила о маме, но когда услышала о прайде белых львов, она немного навострила уши и еле улыбнулась. «А мне казалось, что ты очень умелый охотник» - Фрея гвоорила немного вздрагивающим голосом, но это должно было в скором времени пройти. Львёнка услышала лёгкий треск сухой ветки и тут же стрельнула в сторону звука взглядом. «Ой..» Она смотрела на львицу, которая уже успела прилечь в пещере. Её сегодня, скорее всего, удивляло всё. А именно то, что окрас львицы повторял окрас Танаби. «Почему так? Неужели она тоже из прайда белых львов?»Фрея посмотрела на своего защитника, спросив: «А эта львица тоже из того прайда? Ведь у неё тоже белая шкурка.» Львёнка очень задумчиво перевела взгляд на незнакомку, её задумчивый вид был очень смешным. «Конечно, мы не против! Тут всем хватит места!» - резко выпалила Фрея и немного смутилась. Танаби не ответил, потому что львёнка перебила его на самом начале нового рассказа, поэтому львёнка улеглась поудобнее рядом с ним. И поняла, что лев ответит после своей истории. Фрея снова окунулась в свои фантазии, представляя себе принцессу, её очень хотелось быть такой же, как она. И она искреннее желала ей найти дом и родителей, ведь она понимала, как это больно, когда оказываешься потерянной. Она еле слышно вздохнула и продолжила слушать. Когда Танаби заговорил о орлином поле, львёнку снова стало жутко, но её страхи ушли, как только лев сказала о Айхею, который позаботился о том, чтобы этих существ не было на земле. Ей очень понравилось то, что принцесса расколдовала бедного льва. «Я так рада, что так всё хорошо кончилось..может я тоже отыщу свой дом, как эта принцесса?» - она улыбалась своей искренней, детской улыбкой. Она услышала мягкие слова льва и потёрлась благодарно маленьким носиком о его белый мех на лапе. Теперь она могла со спокойной душой уснуть , что она и сделала.

0


Вы здесь » Savanna Legends » Свободная Саванна » Пещера у Озера Ньяса


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC