Savanna Legends

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Savanna Legends » Внутренняя Жизнь » Внутренняя жизнь Прайда Кинаи


Внутренняя жизнь Прайда Кинаи

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Король - Кинаи
Главная Охотница
Охотницы - Абайоми, Руфаро, Фрайман, Фрида
Главный Воин
Львы-Воины - Шамаш, Джеромо
Целительница
Шпион - Avina
Подростки - ОКами, Рифа, Амани, Nitti, Бинко
Львята - Байо, Камал

В Прайде единолично правит Король: Кинаи, его дочь - наследная принцесса Байо.

Прайд живет, руководствуясь Сводом Законов

В этой ветке будет рассказываться все, что происходит в Прайде, Следите за обновлениями!!

0

2

Тем временем в Джунглях, как и во всей Саванне, царила непроглядная ночь, которая принесла всем жителям этой земли долгожданный отдых от насыщенного дня. Сейчас было не важно, для кого и каким был этот день, уже все осталось позади и не важно что именно - победы или поражения, ночь все смешала монотонным цветом. Придет новый день, который принесет пораженным возможность все исправить, а победителям доставит немало хлопот, что бы утвердить за собою  полученный успех. Кому-то может такое показаться несправедливым, но так было и будет всегда.

Кинаи, Соул и Байо наконец-то воссоединились после встречи на граничащих землях своей территории и Прайда Кисасиана. Сейчас они вернулись обратно в свою родную пещеру, которая давно стала их домом. Этот день они окончили, как победители, совершенно  не догадываясь, какие сюрпризы им принесет ближайшее будущее.

Сайда и Джеромо после встречи с Кинаи стали полноправными львами его Прайда, сейчас им предстоит обследовать эту землю самим, поскольку они здесь новенькие. Эти Джунгли могут хранить в себе куда больше неожиданностей для них, как приятных, так и не очень, чем они только могли представить. Сайда молодая львица, в взгляде которой кроется огромный потенциал, много жизни и огромная тяга к познаниям, остается лишь догадываться, как далеко ее заведут все эти нераскрытые таланты. Эти двое новых жителей Джунглей тоже провели уходящий день победителями, правда, гордый птиц Марабу, возможно, будет другого мнения.

Артемия покинула Джунгли, Кинаи дал ей время, всего лишь несколько дней, за которые львица должна решить, вернутся обратно в Джунгли или продолжить столь полюбившуюся раннее жизнь одиночки. Трудно сказать, что ей ближе, от неопределенности ее мыслей, парой кажется, сам Айхей пришел бы в замешательство, но не нам судить, сколько у этой львицы дорог. Этот день закончился для нее на одном дыхании, во время беседы с незнакомым львом и только от ее решения зависит вся ее дальнейшая жизнь.

В остальном же ситуация остается напряженной вокруг нового Прайда в Джунглях. Многим одиночкам не нравится тот порядок, что для них эта земля теперь закрыта, ходят слухи о недовольстве, но Кинаи не намерен идти на уступки, предполагая, что со временем им придется смирится.

Преследование и безжалостное уничтожение всех бывших животных, которые состояли раньше в Банде Самсона продолжают набирать обороты. Кинаи не занимался этим вопросом лично, но до него доходят слухи, что одиночки сами делают за него эту работу.  Одобрение Королем отслеживания и убийства бывших в Банде является одной из главных причин, почему одиночки пока что согласны считаться с новым Прайдом.

Приближается коронация Короля Кинаи и Королевы Соул, после которой их права на Джунгли будут неоспоримы. Как правило, до этого события Кинаи должен будет приготовить Свод Законов своего Прайда по которым будут жить  все львы, состоящие в нем.

Опустевшая земля Симбы продолжает интересовать Кинаи, правда этот вопрос волнует его пока что не особо, но в будущем может все изменится...

0

3

Легенды Саванны

Чтобы стать легендой, нужно сперва умереть. Элизабет Тейлор
    Начало истории этого льва уходит в далекие времена, настолько далекие, о которых наверняка уже никто и не вспомнит. Даже сам Кинаи порой, оставаясь один на один со своими мыслями, начинает всерьез задумываться, а действительно ли это все происходило именно с ним в его жизни, или всего лишь было игрой воображения, иллюзией сна или красивой легендой. Как бы то ни было, а вывод сделает каждый для себя сам и выберет подходящее название для этой истории. Но сколько бы выводов не было сделано, и сколько бы названий не было дано произошедшему с Кинаи, а все же сути никто и никогда не изменит. Поскольку все события прошлого натвердо сформировали взгляды, принципы и характер нынешнего Короля Джунглей. Но вначале все было по-другому. Рожденный львенок не был наследственным принцем, а потому его не показывали всем животным со Скалы Славы, и все жители Саванны не приклонялись перед новорожденным. Нет, все было далеко от красивой сказки, с которой некоторым счастливилось начинать свою жизнь.
   Кинаи родился не в королевской и не прайдовской семье, и даже не в семье одиночек.  Айхей предначертал появиться на свет этому львенку в семье изгнанников, - в паре, которую предпочли выгнать из Прайда в самую гущу тяжестей и сражений, у одиночек же это называлось одним простым словом – «Выживание». Вместе с ним родилась и его сестра Ника. Эта история затрагивает те далекие времена, когда на Свободных землях львов было очень мало, а большим своим числом превосходили, извечные враги царя зверей – гиены. Потому, какой бы возможной заботой не были окружены два львенка, все же ее не могло хватить настолько, что бы уберечь двух львят от сцен сражений с гиенами. Но бывали и спокойные времена, в которые Кинаи и Ника были полностью поглощены своими играми или изучением тех мест, которые находились возле их короткого привала. Семья львенка, отец Фарус и мать Сари, постоянно меняла свои убежища, пытаясь не дать крупным стаям гиен шансов обнаружить себя. Нескольких врагов взрослый лев еще мог отогнать, но против организованного нападения у семьи не было шансов выжить. Все эти меры предосторожности делались ради безопасности львят, а им было интересно постоянно изучать новые места. Однако даже времена спокойствия, когда такие наступали, таили в себе большую опасность для жизни. Этому жизненному уроку Кинаи пришлось научиться во время очередной беспечной игры со своей сестренкой. Львенок понимал, что опасность в себе несут живые существа, превосходящие его в размере, вроде гиен и других хищников, от которых его защищали родные, но жизнь всегда сложнее, чем может казаться на первый взгляд.
   
   Опасность тем страшней, чем она маловероятней. Джон Голсуорси
   Так однажды и случилось со львенком, играя с Никой, Кинаи заметил очень загадочную норку в земле, она привлекла все внимание львенка, но казалось ему слишком узкой для того, что бы он мог в нее пролезть. Пока Ника со всем проворством пряталась от своего брата, тот продолжал с усердием разрывать проход в земле. Но азарт длился не долго, как оказалось, это было убежище ядовитого паука, который смог сделать два удачных выпада защищая свой дом от не прошеного гостя. Почувствовав два больных укуса паука, Кинаи сразу же отпрыгнул от норы в сторону, но было уже поздно проявлять осторожность, жгучая боль расходилась по всему тельцу малыша. Ника услышала стоны братца и поспешила позвать на помощь родных. Некоторое время Кинаи подавал слабые признаки жизни, но все же стремление к жизни и желание выжить преобладали в нем, вскоре он окончательно выздоровел. Подобных уроков было много, не львенку было их выбирать, но его ошибки часто могли означать только смерть, потому особого выбора никогда и не было, лишь только идти вперед. Этому закону следовало и время – всегда шло только вперед, а пока оно проходило, Кинаи становился старше, крепче и мудрее, как и его сестра. Льву уже было известно о судьбе их семьи, ясно воспринималась разница между прайдами, одиночками и гиенами. Все пройденные уроки давали возможность удачно отбивать мелкие набеги гиен и охранять свою семью. Ника уже могла самостоятельно охотиться, что служило хорошей опорой для всей семьи. Время от времени Кинаи пытался узнать у Фаруса причину изгнания их семьи из Прайда, но ночего выяснить так и не удавалось, Сари тоже оставляла детей в неведении, потому Кинаи и Ника и по сей день не знают ничего об этом.
   А месяцы, тем временем, продолжали идти. Кинаи стал взрослым львом, но покидать своей семьи не собирался, привязанность была сильной. Фарус и Сари начали слабеть, наступившая старость уже не позволяла им двоим так ревностно защищать свою семью, так что теперь была очередь молодых заботиться обо всей семье. Но так продолжалось не долго, из-за слабости постаревших родных их семья с каждым днем подвергалась все большему риску и опасности быть обнаруженными, чего они так опасались все эти долгие месяцы, так часто менять места своих привалов они больше не могли. В таких условиях нежеланная встреча с врагом оставалась формальностью, не более.
   
   Излишняя торопливость, точно так же как и медлительность, ведет к печальному концу. Уильям Шекспир
   Таким был следующий урок для Кинаи, когда ожидаемое столкновение между стаей гиен и его семьей все же произошло. Идея защищать своих ослабших родных изначально была отчаянной для Кинаи и Ники из-за превосходства врага в количестве, а значит, и в силе. Но сомнениям в правильности своих действий не было места в сердцах молодых хищников, от того сражение было лишь страшней. Много можно говорить о правильности тех или иных поступков и справедливости событий, которые переживают львы в этой Саванне, и не имеет значения – одиночки они или из Прайда, все сталкиваются с трудностями одинаково. Но не все одинаково из них выходят, боль воспоминаний будет преследовать еще долго, если не отыскать в себе вовремя сил, справиться со своим прошлым, оно убьет  все живое. Достанет, как бы силен или изворотлив хищник не был, если в прошлом события пощадили, то в будущем есть большая опасность, что они станут основой падения любого образца силы и убеждения. Эта битва была предрешена еще до своего начала, первыми погибли Фарус и Сари, еще некоторое время Кинаи и Ника продолжали отбиваться, переходя в глухую защиту.  Но ждать им больше не было смысла, сама судьба погнала их с того места, это была тяга к жизни, желание выжить и умение отступить в правильный момент. Этот эпизод закончился на печальном звучании ветра, молодые хищники лишились своих родных и теперь должны были сами строить свою дальнейшую жизнь.
   Теперь перед каждым из них был свой собственный путь, на удивление льва, у них этот путь все же оказался разным. Ника отправилась «на поиски приключений», как она тогда выразилась, Кинаи решил присоединиться к Прайду Симбы, который находился неподалеку. Путешествие к границам длилось не долго, его расположение не было тайной не для кого, благодаря величественной Скале Славы, которая была видна со всех отдаленных уголков нашей Саванны, но и здесь все пошло не так гладко, - когда лев был у самого логова Прайда, никого там не обнаружил. После своих долгих ожиданий, Кинаи начал обдумывать правильность своего решения остаться в Прайде, но большого внимания этому вопросу уделять не стал, а лишь решил лишний раз развеяться прогулкой по землям Прайда. Многие красоты здешней земли удивили молодого льва, озера, реки и обширные пастбища – все это превосходило его самые смелые воображения о красоте  этих мест, но и здесь он никого не повстречал. Решение остаться здесь навсегда  начало подвергаться самым серьезным сомнениям, здешняя красота была настолько впечатляющей, что заняла немало место в сердце льва. Однако сейчас он решил оставить эту землю и отправиться на Свободную землю в надежде еще застать там свою сестру, но и этой зете не суждено было осуществиться, - земля одиночек казалась ему скорее землей одиночества, ни Ники, ни  даже гиен он так и не встретил.  Зато вскоре он познакомился с львицей Артемией, которая проявила ко льву дружелюбие. После совместной охоты они вдвоем подкрепили свои силы и решили просто прогуляться по этой земле, Артемия смогла обратить внимание Кинаи на несколько интересных мест, которые не могли сравниться с красотой и богатством земли Симбы, но своеобразного одобрения они все же заслуживали. Вскоре им встретились другие жители Саванны. Кинаи познакомился с сестрами львицы - Соул и Митски, к тому же там был еще и лев Зарен, который, как выяснилось, одиночкой никогда не был. Зарен состоял в Прайде, который находился дальше Прайда, в котором хотел остаться Кинаи. Некогда там правил Кисасиан, но теперь бремя правления было на плечах этого льва. Как оказалось, Артемия тоже не была одиночкой, львица была целительницей в Банде Самсона, о которой льву еще предстояло узнать немало нового, но обо всем да по порядку.
   
   Стучите, и отворят вам (Библия, Мтф 7:7)
   Кинаи остался довольным новыми знакомствами. Зарен так гордо рассказывал о своем Прайде и правлении в нем, казалось любой разумный лев, который хотел бы остаться в Прайде мог бы просить об этом Зарена и все проблемы решились сами собой.  Но ностальгия, вызванная рассказами Зарена, об оставленной земле оказалась настолько сильной, что Кинаи решил обдумать дальнейшие свои действия в одиночестве. Оставив своих новых знакомых, лев решил самостоятельно найти место для отдыха и еще раз все обдумать, вскоре он увидел высокое дерево, которое возвышалось над степью Саванны, это было замечательным местом для отдыха. «Я могу остаться здесь, заботясь только о себе. Больше не нужно будет зря надеяться, верить и ждать…», - в полудреме рассуждал лев. Обычным взглядом со стороны было трудно увидеть всю трудность этих рассуждений, казалось бы простое решение, которое каждый из нас принимает десятками на день, все они простые, но рано или поздно каждый сталкивается с проблемой совершенно забывая, что ее решение тоже достаточно просто, надо просто сделать правильный выбор и идти дальше. Кинаи понимал, что от дальше медлить нельзя было, нужно было выбрать раз и навсегда, где он хочет быть, в каком окружении искать себе место под солнцем. Этот урок гласил о настойчивости веры в свои желания, казалось, его трактовка достаточно проста, но именно спотыкание на этой простой истине обрекало многих на дальнейшие страдания, в которых многие не смогли видеть дальше цели своих дней и теряли жажду к жизни. Именно эта тяга к жизни и направила Кинаи обратно в оставленный Прайд. Этим разом все сложилось благополучно, на самой гринце Прайда ему повезло встретить саму принцессу Бастет, которая согласилась провести новенького к Королю Симбе. Кинаи был принят в семью, его назначили молодым Воином в Прайде, его основной задачей было нести патруль на границах, защищая безопасность своей земли. Молодой лев постепенно начинал понимать, в каких отношениях его Прайд с соседним Прайдом Кисасиана, какая там царила обстановка, какие отношение Короля было к Банде Самсона. Кинаи умолчал о том, что встречал на Свободных землях Артемию, лишь однажды он задался себе целью спасти из лап такого жестокого Главаря, каким его описывали все жители Прайда. Желание всегда порождает собой возможность, а за возможностью следуют решительные действия. Этим действиям было суждено повлечь за собой масштабные последствия, но кто из нас задумывается о последствиях, когда слушает только свое сердце, там нет места логике и обдуманным действиям.
   
    Не всегда, когда стучите, вам отварят те, кто вам нужен. Кинаи
    Так и произошло. Кинаи тайно оставил свой пост на границе и отправился через Свободные земли в самое сердце Джунглей. Эта затея была опасной, потому что никогда раньше лев не заходил в такие глухие места, опасность сама встретила его, имя этой опасности было Самсон с двумя своими телохранителями. У Кинаи не было шансов выжить, если бы вовремя не вмешалась в разговор Артемия, которая, как оказалось, была любовницей Самсона. Она смогла защитить молодого воина от гневной расправы Самсона, потому Главарю пришлось разрешить льву убраться из Джунглей навсегда. Возвращаться в Прайд лев не спешил, там его наверняка ожидало наказание за покинутый пост, а цель, на которую он потратил столько времени и сил, в итоге не была оправданной. Самсон и Артемия остались наедине, произошла сильная ссора. Главарь был очень возмущен общением целительницы Банды с кем-либо из Прайда Симбы. Выяснения отношений долго не заканчивались, с каждой минутой накаляя атмосферу в воздухе, что стало причиной сильного ожесточения Артемии на Кинаи за все происходящее. Кто-то из двух конфликтующих сторон должен был отступить, а переспорить Самсона никому не удавалось, и целительница это знала, а значит, пришлось отступать ей самой, потому она просто убежала. Но не для того, что бы забыть этот случай и больше никогда не вспоминать, она решила вершить самосуд, дабы справедливость восторжествовала, и виновник этой ссоры был наказан. С каждым стремительным шагом она жалела, что защитила своим словом Кинаи, проклиная себя и ругая, она отправилась вслед за ним, чувство мести затуманило ей всякий возможный разум. Далеко уйти Кинаи не мог, потому они и встретились у реки Кагеры. После короткого, но агрессивного разговора завязалась драка. Все попытки льва облагоразумить нападающую были безуспешными, в глазах львицы был лишь Самсон, который отчитывал ее. С каждым выпадом, удары львицы становились все сильнее и ожесточеннее, льву ничего не оставалось, как продолжать держать защиту и терпеть боль от пропущенных ударов. Существует фраза «лучшая защита – нападение», ее суть может показаться многим абсурдной и спорной, но лишь когда столкнешься с опасностью лицом к лицу, оцениваешь ее правильность. Так и произошло со львом, он сделал несколько сильных ответных ударов Артемии по голове, во время ее неудачных попыток атаковать, полученные раны оказались смертельными, целительница не смогла продолжать бой, даже устоять на четырех лапах для нее было уже не под силу. Артемия пала в том бою, в самые последние минуты жизни, понимая всю глупость этого поступка, она хотела выдавить из себя просьбу простить ее, но силы стремительно покидали ее. Кинаи понимал всю серьезность момента, в котором он потерял не только знакомую, дело обстояло гораздо страшнее, ведь от лап льва из Прайда погиб второй хищник в Банде. Скрыть это преступление было невозможным, но кое-что он попытался предпринять, - Кинаи скинул, еще теплое тело убитой в реку, но кровь с этого места ему не по силам было убрать. Сейчас нельзя было мешкать, Симба должен был первым узнать эту новость. Воин Прайда отправился обратно на свои земли, что бы тем самым подписать себе приговор. Симба был разгневан из-за услышанного, ведь теперь угроза нависла над всем его Прайдом, над Скалой Славы. Кинаи был изгнан и лишен малейшего шанса в будущем быть помилованным, теперь его дорога вновь принадлежала ему самому. Подавленный произошедшим, Кинаи отправился на далекую и пустынную окраину Саванны.

   Достойную осуждения ошибку совершает тот, кто не учитывает своих возможностей и стремится к завоеваниям любой ценой. Никколо Макиавелли
   В это время жизнь в самой Саванне не заставляла себя ждать, принятые решения изгнанным львом вели за собой большие последствия, потому события развивались очень стремительно. Вскоре Самсон заметил длительное отсутствие целительницы. В Банде были организованны поисковые группы, которые регулярно отправлялись на ее поиски, но все было напрасно. Главарь считал это упущением патрульных, после исчезновения близкой львицы его поступки очень часто были импульсивными, после чего он сам лично решил отправиться на ее поиски. Его поиски привели его самого к тому самому месту, где была убита Артемия, после такой находки, Главарь отправился обратно в Джунгли, об обнаруженном он сообщил всем. Шло время, а Самсон с каждым днем все больше замыкался в себе от всей Банды, тем самым отгораживая себя от всех и всего – Банды, дел правления, тяги к жизни и от себя самого. Однажды Самсон вызвал на личную беседу главу своих телохранителей Яромира, которая состоялась наедине где-то в Свободных землях, с которой Главарь не вернулся, а Яромир так никому ничего не объяснив сам, провозгласил себя новым Главарем Банды. Эта новость породила много слухов, одни говорили, что Самсон сам покинул Саванну и, больше не имея силы удерживать порядок в Банде, оставил Яромира приемником, другие же говорили, что Яромир просто воспользовался удобным случаем и убил Самсона, что бы самому стать новым Главарем. Тем временем в Прайде Симбы напряжение выжидания возрастало с каждым днем, апатия Самсона дала Прайду надежду остаться в живых, но к решительным действиям Король не спешил прибегать, было неизвестным, как сможет себя повести доведенный до отчаяния Самсон, Симба очень опасался резких движений, пока опасался. Когда же прозвучала весть об исчезновении Самсона, Симба не был намерен упускать такой шанс. Во главе Банды сразу же стал другой лев, который до этого всегда оставался в тени для шпионов Симбы, было лишь известно, что некий глава телохранителей является самой доверенной персоной Главаря в Банде, про его умения умение убивать быстро и без лишнего шума всегда ходили слухи. Королю не был известным следующий шаг нового Главаря, и чего от него можно было ожидать. Теперь наступило время для действий, но действий быстрых и решительных, без промедлений, поставив на карту все, даже цену собственной жизни. Благодаря своим информаторам среди одиночек, Симба смог тайно встретиться с Зикуратом, на то время доминирующим львом среди одиночек, убедив его собрать всех одиночек и совместными усилиями со львами из Прайда нанести один общий удар по Банде. Сразу Зикурат отказался, уже ведя дипломатическую войну, на самом же деле ему это было нужнее, чем Симбе, потому что Банда Самсона доставляла больше неприятностей одиночкам, чем Прайду, одиночек они убивали, выслеживали и силой вербовали себе в Джунгли, Прайд же обходился редкими набегами на свои границы. Война, которую уже сейчас начал Зикурат заключалась в том, что Симба одержимый идеей быстрого уничтожения, пойдет на поводу у него, так и произошло, Король пообещал в знак благодарности, что свободные Джунгли станут землей одиночек, а одиночки не будут представлять угрозы для Прайда, этим соглашение было достигнуто…
  В Джунглях наступало утро, такое же обычное утро, каким его видели уже много раз, но все же это было заблуждением, именно на это время суток было запланировано истребление Банды. Знаком для начала вторжения для атакующих львов были первые лучи солнца. В Джунглях было еще темно, когда туда устремились все воины и охотницы Прайда Симбы с одиночками, Бастет же Король оставил в Прайде совершенно одну, ей еще предстояло совершить, в будущем не мало. Битва была жестокой, нападающие не придерживались никаких стратегий или тактик, было решено, только убивать всех – львят, львиц и львов, без разбора, уничтожить и стереть жизнь и идею Банды навсегда, что больше она никогда не мола возродиться. Но погибнуть, тогда было суждено отнюдь не всем, Яромир смог уцелеть,  спасаясь бегством. Гораздо позже он вспомнит о тех событиях падения Банды так: «В то время, в Джунгли ворвались одиночки со львами из неизвестного мне Прайда, это была самая настоящая сплоченная атака на нашу землю, все происходило быстро и стремительно. Не оставалось времени думать, те кто были в замешательстве умирали от лап противника. Гибли новорожденные львята, гибли львицы со слезами на глазах, одиночки не щадили никого, даже львов в возрасте, на что Прайдовские львы всегда обращают внимание. Единственные, кто смогли дать бой захватчикам в той битве – это телохранители, но и их успехи не были решающими, противник превосходил числом. Некоторые все же смогли скрыться и убежать, смогли выжить, телохранители же пали все, все кроме меня. Джунгли еще не знали такого крика, еще не видели такого сильного кровопролития в тех местах. С тех пор ходят слухи, что та земля остается вечно зеленой лишь благодаря крови львов, которая была пролита в тот день. Тех падших помнят и сегодня те, кто остались, лишены своего дома, кто сегодня проводит свою жизнь в борьбе за выживание, в память о погибших, о прошлом и несуществующем будущем».  Исход битвы был предрешен быстро, но Зикурат оказался куда хитрее, чем мог показаться Симбе на первый взгляд. Разобравшись с одним из своих врагов – Бандой Самсона, он начинал понимать, что теперь у Прайда Симбы есть все предпосылки стать единственным сильным и влиятельным Прайдом во всей Саване, с мнением которого предстоит считаться даже ему самому, чего ему не сильно хотелось. Зикурат не мог такого допустить, потому он предательски направил всех одиночек боем против всех львов из Прайда, команда была так же – убить всех и не щадить никого. Выживших одиночек после боя с Бандой было меньше, чем львов из Прайда, но они были куда сильнее и изощреннее в битве, что перевешивало преимущество на их сторону, тем более все собранные одиночки в одну единую ударную силу представляли собой угрозу во всякое время и для любого Прайда. Тогда Зикурат одержал две победы, которая далась не без потерь, но погибших менестрели не воспевают. На этом и закончилась история Прайда Симбы, никто не уцелел, одиночки никого не оставили в живых, им не нужно было что бы те в будущем собирали свои силы и пытались возродить свое былое величие когда-нибудь. Что же произошло с Симбой? – Каждый рассказывает свою историю, поистине Его Величество стало одной из легенд этой Саванны, которую никогда и никто не сможет разгадать. Но лишь одно остается неоспоримой правдой – в живых Симбы больше нет. Сам же Зикурат получил смертельные ранения, и не смог дожить до следующего дня. Теперь в распоряжении одиночек были обещанные им Джунгли, земли бывшего Прайда, которые достались им коварством, и своя, Свободная земля. Но Яромир остался жив, рано или поздно он будет пытаться, восстановить былые порядки и мы еще непременно о нем услышим.
   
   Каждый дом, где обитает любовь и гостит дружба, - это и в самом деле дом, единственный приют, ибо в нем отдыхает сердце. Генри Ван Дайк
   Тем временем, поиски себя самого привели Кинаи на окраину Саванны, место, где исчезала жизнь, которое граничило с пустыней, бесконечной пустыней, кто уходил в нее еще не возвращался живым. В этом месте царила смерть, она смотрела и наблюдала за всем движущимся с призрением, потому что движение – это жизнь, а здесь ей не было места. Даже те, кто здесь длительное время находились, как бы сливались воедино с этой гаммой пустоты, становились тенью самих себя, своего прошлого, где не было будущего, был лишь туман, густой и непроглядный. Почему Киани появился в этих местах и чего он хотел отыскать здесь, сейчас уже никто и не вспомнит даже, можно лишь предполагать. Вероятно, его прошлые убеждения,  его жизненные принципы привели его в эти пустырные места,  и за ним, только за ним стоял выбор – останется он здесь навсегда и сам станет пустотой. Или же вновь будет делать следующие шаги, что бы жить, с живым блеском в глазах, побеждая себя самого все больше и больше, что бы достигнуть своего счастья, - завесило лишь от него. Найдя хорошее убежище, пещеру, вход в которую скрывали густые заросли папоротника, он встретил незнакомого льва, который оказался очень дружелюбным и назвал себя Самсоном. Кинаи не видел ничего схожего между тем Самсоном, который выгнал его из Джунглей и этим львом, тогда Кинаи начал рассказывать о своем прошлом. Упомянутые имена львов в ходе беседы  Зарен из соседнего Прайда, и Самсон со своей Бандой из Джунглей помогли незнакомцу вспомнить о своем прошлом. Как оказалось, это был тот самый Кисасиан, которого давно считали погибшим, в Прайде Симбы Кинаи слышал много догадок об его исчезновении, но он никогда и представить себе не мог, что именно ему удастся встретить Короля. Как только лев все вспомнил до самых мелочей, он сразу же решил вернуться в Саванну к своему Прайду, весть о том, что Зарен сейчас несет на себе правление, он воспринял неоднозначно. Кисасиан сразу же принял решение, что должен вернуться обратно туда, где он должен быть, где его место. Кинаи согласился проводить Короля обратно в Саванну, к границам его Прайда, львы решили отправиться в путь следующим утром, впереди была долгая ночь для молодого льва. Ему было над, чем подумать, стремление Кисасиана произвело впечатления, ведь, по сути, он стал никем, Зарен давно прибрал власть в свои лапы, и неизвестно еще было, согласиться ли он, просто так отдать власть. В любом случаи все «подводных камней» лев не мог видеть в отличии от своего нового друга, лишь только Кисасиан знал, с чем ему придется столкнуться по своему возвращению, но это все равно не останавливало его. Той наступившей ночью Кинаи тоже принял решение, - вернуться. Вернуться и продолжать искать свое место в этой Саванне, за спиной уже были изгнание и убийство, смерть родных, но все-то было напрасным, если до сего дня это нечему его не научило.  Кинаи принял решение вернуться в Саванну вместе с Королем и продолжить проходить уроки жизни дальше, ища самого себя. Это знакомство определило все будущее молодого льва, да, он помог Королю добраться к границам на следующий день, это была не единственная их встреча, а пока что им суждено было расстаться. Так Кинаи продолжительное время провел в странствиях по Свободной земле, во время которых ему удалось узнать обо всех тех событиях, которые происходили за время его отсутствия. Эти новости не вызывали в нем никакой печали или сожаления о судьбе своего бывшего Прайда, но разве что глубоко в душе. Чего сейчас Кинаи хотел найти и к чему стремиться? – он хотел обрести настоящий дом, где мог быть постоянно своим, от куда не пришлось бы убегать, где бы его не изгоняли и не преследовали за малейшие проступки. Вскоре он приблизился к большому дереву, подобно Скале Славы, оно возвышалось над равниной, где ему вновь посчастливилось встретить Соул. Хищники длительное время обсуждали гибель Банды и Прайда, на то время, самого сильного и благополучного, про гибель Артемии лев умолчал. Во время этой беседы, Кинаи начал подмечать для себя, что во многом их взгляды совпадают, интересы схожи, а характеры не такие уж и разные, какими могли показаться ему при их первой встрече. Тогда лев полюбил ее, Соул тоже прониклась симпатией к нему и они решили отправиться вместе в Джунгли, выбрав своим домом убежище, бывшее логово Банды Самсона. То было золотым временем для Кинаи, они постоянно были вместе, охотились и просто приятно проводили время. Кто бы, что не говорил в настоящее время, вспоминая о целях или каких-либо мотивах, лев очень сильно привязался к черной пантере, и никогда не хотел ее терять. Однажды они отправились вдвоем в лес на обычную прогулку, переплыв озеро, направились дальше, где увидели логово, которое пустовало, они не смогли определить, какой зверь мог в нем обитать, но вскоре ответ не заставил себя ждать. Неожиданно на них напал медведь, сначала хищники пытались перейти в наступление, но как только Кинаи заметил, что Соул начинает чувствовать себя плохо, сразу же, при первой возможности дал шанс ей убежать, потом и сам смог удачно уйти. Как выяснилось, Соул уже была беременна, и эта драка могла понести весьма печальные последствия для будущих львят, потому черная пантера становилась часто более агрессивной в поведении, потому что тоже жалела о произошедшей драке. Кинаи стал охотиться сам, а Соул практически не покидала пещеру. Некоторое время спустя у них появилась маленькая малышка Байо, они вдвоем очень полюбили львенка, в тот момент лев осознал, что бы, не произошло с ними в будущем, он всегда будет любить Соул и останется верным только ей. За это время Кисасиан смог вернуть себе власть, и его следующим решением было отправиться в Джунгли к Кинаи, что бы обсудить с ним одно деловое предложение, которое должно было устроить всех и принести пользу двум сторонам. Уже в Джунглях, при встрече с Кинаи у его родной пещеры, выяснилось, что Соул и пребывший гость уже были знакомы. Даже больше, - еще раньше черная пантера была в его Прайде замечательной охотницей, в чем Кинаи уже был убежден не понаслышке. Кисасиан предложил льву создать в этих Джунглях Прайд и обустроить его, а в знак своего дружелюбия пообещал помощь и свою поддержку в решении начальных проблем, с которыми Кинаи возможно придется столкнуться. Молодая семья дала на это свое согласие, после чего Кисасиан спокойно покинул Джунгли. Теперь для Кинаи предстояло много работы, ему было необходимым прогонять всех одиночек из Джунглей, искать сторонников, защищать свой новый дом, но все это было для него пустяками, лишь бы только Соул чувствовала его заботу, а Байо росла в безопасности и не знала такого детства, которое перенес лев. С каждым днем, Кинаи становился все одержимее идеей окружить заботой и безопасностью свою семью, постепенно забывая, что до встречи с ним Соул все же была одиночкой, а бремя правления было ей не по вкусу. На этой почве начинали возникать незначительные конфликты, в которых Кинаи старался всегда идти на уступки. Но все же жизнь для него была тогда на самом пике идеала, - впереди было светлое будущее, в которое не стыдно было стремиться, Джунгли были идеальным местом для нового дома, а Соул принимала всегда добротой и лаской Кинаи, дорожа им, «Американская Мечта», как выразился бы любой человек.
   
   Нет в этом мире никакого абсолютного добра – обязательно если одно нашел, то другое потерял. Кинаи
   Однако на этом уроки не заканчивались, чем дальше проходил Кинаи, тем болезненнее они становились, и тем труднее ему было вновь вернуться и идти дальше.  Так однажды, обходя границы Джунглей со Свободными землями, Кинаи учуял свою сестру Нику, было такое ощущение, что она была где-то неподалеку, потому он решил отправиться на ее поиски, это было удачным шансом заложить почву для сильной и успешной семьи и власти в Джунглях. Хищник давал себе отчет, что в Джунглях остается его семья, и вскоре ему еще предстоит пожалеть о таком поступке, но глупость потому так и называется всегда, что в ней не наблюдается никакой логики. Передав послание для Соул через Марабу, он предупредил, что скоро вернется, но он не мог знать, что этому предупреждению не будет суждено быть доставленным. Кинаи отыскал свою сестру на далекой окраине Саванны, встреча была теплой, но когда они вдвоем вернулись обратно в Джунгли, оказалось, что ни Соул, ни Байо там не было, они уже длительное время, как покинули Джунгли. Льву срочно надо было принимать решения, ведь вся его жизнь сейчас имела смысл, лишь если рядом была его семья, а если нет Соул с Байо, то и Прайд никому не нужен был, лев был противен себе самому. Ника осталась в Джунглях, а Кинаи отправился на поиски своей семьи, самым сложным было привести все свои мысли в порядок и решить, что же делать дальше. В этот момент он не был отравлен, как в детстве, его никто не изгнал, но сейчас он чувствовал себя гораздо хуже, было такое ощущение, что эта жизнь пошла против него и начала стремительно перекрывать ему воздух. Кинаи смог лишь сообразить, что ему нужна была помощь, а где еще можно было ее найти, если только не в Прайде Кисасиана у самого Короля, ведь он обещал поддержку при решении проблем, вот это и была глобальная проблема, потому что на кон был поставлен весь Прайд. На границе льва встретил Рэд, который провел его до главной поляны в Прайде, где чаще всего бывал Король. Там же был и Зарен. Во время беседы Кинаи с Кисасианом все стало на свои места, - Соул и Байо были в его Прайде, оказалось, что за время отсутствия льва, Соул сразу же вместе с его дочерью отправилась в Прайд Кисасиана, только там для Байо была возможность оставаться в безопасности. На той самой поляне Кинаи и встретил Соул, но она была обиженной думая, что он бросил ее и ушел с другой львицей. Кинаи же пытался оправдаться, но все попытки были безуспешными, лев очень пожалел, что эти личные беседы происходили при всем чужом Прайде, но он не хотел больше терять ее, его единственным желанием было остаться где угодно, лишь бы Соул всегда была рядом. Потому и последовала следующая просьба от него к Королю, Кинаи хотел остаться в Прайде на правах гостя, покуда Соул не выполнит свою часть уговора с Королем, - не выкормит его львят. Кисасиан освободил Соул от этого обещания, но она не спешила расставаться с уговором, держа его предлогом, что бы и дальше оставаться на этой земле. Желание гостя остаться вызвало настоящую дискуссию на поляне, сразу же против выступил Рэд, присутствие Соул и так не доставляло ему радости, а здесь еще и Кинаи начал напрашиваться. Но за гостя заступился Зарен, преследуя отнюдь не его интересы, ища лишь своей выгоды и возможности пойти на перекор Рэду при Короле. А все же последнее слово оставалось за Королем, и он его сказал. По решению Кисасиана, Кинаи должен был покинуть его Прайд, а для Соул дано было разрешение ночью покидать Прайд до рассвета, или же оставаться в нем, пока она сама будет это видеть целесообразным для себя. Раньше льва изгоняли из Прайда, сейчас это нельзя было назвать изгнанием или чем-то тому подобным, но он воспринял это гораздо болезненнее, уж лучше бы его казнили. У него не было никакого выбора, от его решений больше ничего не завесило, он ничего не решал, оставалось лишь уйти, уйти и остаться в той самой пещере, которая раньше дарила ему радость и уверенность, что все будет хорошо – все надежды рушились с каждым часом. Кинаи добрался до Джунглей, к своей пещере, которая теперь казалась ему пустой и холодной.  Это была самая настоящая боль, которая разрушала все изнутри, тогда по Джунглям прокатился самый настоящий рев, о причине которого никто не мог догадываться, вскоре он заснул. Наступившей ночью, Соул все же пришла, лев учуял ее сквозь сон и быстро проснулся. Его нынешнее состояние было далеко не самым лучшим, а точнее – лихорадочным, ссора в Прайде Кисасиана нанесла ему больше вреда, чем могло показаться на первый взгляд. Завязалась короткая беседа, Кинаи пытался выдавливать из себя приветливость и доброту всеми силами, что бы Соул не видела его слабости. Но как только он начал говорить о создании Прайда, что он все же намерен дальше создавать Прайд, только если Соул вернется к нему вместе с Байо, черная пантера озлобилась на льва еще больше и покинула пещеру. Хищник же расценил этот поступок, как окончательный развал семьи, потому в Джунглях его больше ничего не держало, и он отправился на окраину Саванны, в это время он испытывал пустоту, пропасть и больше ничего. На Свободных землях он встретил сестру Соул, Митски. Львица просила разрешения жить на свободных правах в Джунглях, при этом не принадлежать Прайду, оставаясь одиночкой. Хоть Кинаи и не видел дальнейшего смысла в укреплении Джунглей, но согласия он все равно не дал, иначе это противоречило всем идеям, они расстались, оставив этот вопрос открытым. На окраинах Саванны лев был не долго, совершенно неожиданная встреча с выжившей Артемией немного привела в чувство, сразу было ощущение, что он видит лишь тень, но оказалось, что это действительно была Артемия. Львица смогла выжить, но когда Кинаи рассказал ей, что произошло с Бандой, она, наверное, пожалела о таком везении. Они решили вдвоем отправиться обратно в Джунгли, они долго беседовали о прошлом, о происходящем, только теперь они поняли, насколько время изменило их обоих. Кинаи разрешил целительнице оставаться в Джунглях пока та не залечит все свои раны, а после ей еще предстоит сделать выбор – остаться в Прайде или же покинуть Джунгли и оставаться одиночкой, все те же вопросы прошлого поднимались и теперь.
   
   И что бы ты ни делал, запомни: невозможно вернуть того, кто не хочет возвращаться Кинаи
   Так проходило время, которое опять же таки, никогда не заставляло себя ждать. Вскоре Кинаи вновь встретился с любимой Соул, все их разногласия были забыты, обиды прощены и оставалось сделать последнее – вернуть малышку Байо, что бы семья вновь была единой и счастливой, как это было раньше. Соул отправилась в чужой для нее Прайд и забрала свою дочь и вернулась к закату. Предстоящую ночь они встретили все вместе, вновь всей семьей в теплой и уютной пещере. Но это был еще не конец, Кинаи активно занимался делами Прайда, в составе которого уже были молодые, подрастающие львы, но что-то все равно оставалось не закрытым, не решенным. А все дело было в вопросе Митски, который она хотела решить для себя предстоящим утром. Когда в Саванне только начало светать и первые лучи восходящего солнца коснулись горизонта, белая львица направилась в Джунгли, там ей не составляло труда найти ту пещеру, где сейчас отдыхала Королевская семья. Первым приближение гостьи почувствовал Кинаи, он же и вышел ей на встречу из пещеры, она вновь просила разрешения жить в Джунглях, лев пытался говорить тихо, что бы не разбудить свою семью, но Соул уже выходила из пещеры. С ее вступлением в беседу, в самый неподходящий момент для льва, разговор принял совершенно неожиданный поворот, ведь Кинаи никак не хотел разрешать львице оставаться в Джунглях. Ему проще было найти альтернативные решения, но Соул все перечеркнула, поручившись за Митски, да и как в будущем Кинаи мог спросить с нее, это было вынужденным решением, потому лев принял позицию львиц. Сразу же после завершения беседы, Соул без лишних предупреждений ушла, больше о ней не было ничего слышно. Митски, пока жила в Джунглях, помогала Королю присматривать за малышкой Байо. А Кинаи начал всерьез заниматься делами по укреплению своего Прайда и власти в нем, лишь оставаясь наедине со своими мыслями, он мечтает о возвращении Соул. Ведь настоящая любовь никогда не проходит, время и расстояния способны разбить в дребезг мелкие увлечение и интересы, но настоящие чувства всегда только укрепляются этими двумя факторами. В настоящий момент у Кинаи есть власть рассылать  поисковые патрули по Саванне, искать вновь помощи у Кисасиана, но он этого не станет делать. Ведь что бы, он не предпринял для ее поисков, но вернуть ту, которая не хочет возвращаться, - не возможно.
   
   Тем, кто не оглядывается назад, не заглянуть вперед Эдмунд Бёрк
   Прошлое хранит в себе много подробностей, до конца, которых, мы никогда не узнаем. Все произошедшее – уже прошлое, которому свойственно зарастать догадками и предположениями. Нам остается видеть лишь события, которые меняют мир, но мотивы и идеи всегда остаются в дымке тумана…
   Кинаи прошел через многое и все решения, принятые им в свое далекое время, сделали его именно таким, каким он стал – Королем Джунглей.

+1


Вы здесь » Savanna Legends » Внутренняя Жизнь » Внутренняя жизнь Прайда Кинаи


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC